В ингушском «митинговом деле» появились новые фигуранты. На уходящей неделе под стражу взяты пять жителей Ингушетии, которых обвиняют в нападении на сотрудников силовых структур при попытке силового разгона митингующих с площади в Магасе в конце марта прошлого года.

4 февраля в республике задержали не менее 12 человек. По адресам выезжали следователи следственной группы, занимающейся расследованием уголовного дела о мартовских протестах в Магасе. Пятерых задержанных как подозреваемых доставили в ИВС МВД города Нальчика, остальных опросили как свидетелей в Следственном управлении Следственного комитета во Владикавказе и отпустили домой.

Подозреваемых вскоре взяли под стражу и перевели в статус обвиняемых в применении насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителей власти. Пока абсолютно не понятно, что стало основанием для предъявления обвинения новым фигурантам этого дела. По словам адвоката Хусейна Гулиева, который представляет интересы двух задержанных – Исропила Нальгиева и Амирхана Бекова, он безуспешно пытался в суде выяснить, каким образом его подзащитные применяли насилие к силовикам. Следователи просто игнорировали его вопросы, а судьи, принимая решение о взятии задержанных под стражу, даже не пытались хоть как-то его мотивировать и не предоставили защите подозреваемых необходимое время для сбора доказательств необоснованности предъявляемых обвинений.

По данным ПЦ «Мемориал», двое из задержанных занимали активную гражданскую позицию. Исропил Нальгиев, известный блогер, освещал протесты в Магасе, за что и был задержан и оштрафован на 20 000 рублей. Не согласившись с данным решением суда, он пожаловался в Европейский суд по правам человека на незаконное преследование за участие в публичной акции и на длительное задержание.

Примечательно, что в постановлении на обыск в его доме 4 февраля было указано, что Нальгиев подозревается в причастности к экстремистскому сообществу. Об это правозащитникам сообщила его мать.

Еще один активист, Руслан Барханоев, в июле прошлого года подавал заявку на проведение митинга в поддержку задержанных участников акции протеста в Магасе.В проведении митинга отказали. Самого Барханоева вызвали для беседы в ЦПЭ МВД по РИ. А еще домой к нему приезжали судебные приставы. Свой визит приставы объяснили списком должников и поручителей по кредитам, полученным ими из ФСБ. Барханоев действительно являлся поручителем по кредиту, который, правда, к тому времени был частично погашен, а сам заемщик достиг мирового соглашения с банком.

Таким образом, личности Нальгиева и Барханоева давно известны сотрудникам силовых структур, поэтому, если они действительно противостояли росгвардейцам 27 марта в Магасе, установить данный факт следственным органам не составило бы никакого труда еще весной-летом прошлого года, ну, или хотя бы лучше обосновать свое ходатайство в суде о взятии их под стражу. 10 месяцев, в течение которых ведется уголовное дело, – это немалый срок для сбора необходимых доказательств. Более того, они не предпринимали попыток скрыться от правоохранительных органов, а следовательно, не чувствовали за собой никакой вины.

Активизировались и поиски лидера ингушского протестного движения Ахмеда Погорова, объявленного в федеральный розыск в апреле прошлого года. 7 февраля обыски прошли в домах его близких родственников в селениях Чермен, Майское и в городе Назрани.

Все это происходит на фоне недавнего заявления главы республики Махмуд-Али Калиматова, сделанного им 30 января на своей первой пресс-конференции в должности руководителя Ингушетии. Отвечая на просьбу журналистки прокомментировать тему задержанных ингушских активистов, Калиматов сказал: «Я слежу за ситуацией, но … сотрясать воздух громогласно я не буду. Есть процесс, уголовно-процессуальный кодекс, который регулирует эту деятельность, и вмешиваться в это никто не имеет права. Понимаете, все утрясется. Я думаю, все будет благополучно и эти люди благополучно вернутся. Я не хочу, чтобы общество было обозленное…».

В какой-то момент действительно показалось, что все утрясется. Железноводский суд, где сейчас рассматриваются дела активистов, задержанных еще в прошлом году, принимает относительно мягкие решения. Оправдательных приговоров нет, но судьи, учитывая уже отсиженное обвиняемыми в СИЗО, де-факто дают осужденным шанс выйти на свободу не позже чем через месяц после вынесения приговора.

Слова Калиматова вселили надежду на возможные позитивные изменения и в деле лидеров ингушской оппозиции, обвиняемых не только в организации насилия, но теперь уже и в создании и участии в экстремистском сообществе.

Последние события показывают, что следственные органы не разделяют оптимизма Калиматова и не намерены прекращать уголовное преследование организаторов и участников акций протеста в Ингушетии.

Тимур Акиев для Эхо Кавказа

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments