Фортанга | Новости Ингушетии

Источник достоверной информации

Как Алихан Оздоев разрушает Мемориал жертвам политических репрессий

Алихан Магомедович Оздоев разрушает Мемориал

Новый директор Мемориала жертвам политических репрессий Алихан Оздоев отменяет важные акции музея, выдавливает старый коллектив, мешает работе, а также нанимает свою родню. Об этом в открытом письме к Главе РИ Юнус-Беку Евкурову, к другим должностным лицам и общественности Ингушетии рассказали сотрудники музея. Публикуем полный текст письма.

Главе РИ Евкурову Ю.Б. 
Министру культуры и архивного дела РИ Базоркину М.В. 
Руководителю следственного комитета РФ по РИ Белхороеву У.Х 
Председателю комитета по образованию, культуре и связям Народного собрания РИ Амриевой М. С. 
Руководителю Государственной инспекции труда в Республике Ингушетия 
Бештоеву Р. М. 
Общественности республики Ингушетия 

Открытое письмо

Мы, коллектив ГКУ “Мемориальный комплекс жертвам репрессий” (МКЖР) вынуждены сделать это обращение в связи с невыносимой обстановкой сложившейся в нашем учреждении. На протяжении многих лет коллектив Мемориального комплекса успешно решает поставленные перед ним задачи, осуществляя научную и культурно-просветительскую деятельность. Жители республики и гости музея не дадут соврать, что мемориал всегда работал на совесть. Работа музея представлена экспозициями и выставками. Мы проводили живые интересные мероприятия, территория мемориала ухоженная и чистая, наверное в республике больше нет такого ухоженного объекта.

Но с приходом на должность директора Оздоева Алихана Магометовича началась буквально травля коллектива. Он открыто неоднократно заявлял, что его прислали специально, чтобы решить вопрос с заместителем директора по научной работе Саутиевой З.М. и “навести порядок” в коллективе. Мы думаем, что ему не было дано такого поручения и это личные измышления господина Оздоева, но он активно ссылался на вышестоящие органы, что его прислали с определенной “миссией” и значит дали карт-бланш делать все, что захочет. Что значит наводить порядок по методу нового директора мы почувствовали сразу. 

Начали откровенно выживать с работы всех сотрудников, вынося дисциплинарные взыскания за три и пять минут опоздания. Создалось впечатление, что откровенно готовятся основания для того, чтобы была возможность уволить любого сотрудника по статье. Неоднократно заявлял, что как только избавится от Саутиевой все встанет на свои места, об увольнении Саутиевой было объявлено 20 мая, казалось бы, что сейчас должен успокоиться, но обстановка становится только хуже. В нашем коллективе работают профессионалы, имеющие специальное образование, с дипломами с отличием, заслуженные работники культуры, все сотрудники неоднократно поощрялись грамотами и государственными наградами за добросовестную работу. Проходили повышение квалификации, причем чаще всего за свой счет. Но для нового директора это ничего значит. При этом сам Оздоев А.М. ни одного дня не работал до этого не только в музее, но и вообще в сфере культуры, ничего не понимая в нашей деятельности буквально губит нашу работу. Непонятно, чем руководствовался минкульт назначая такого человека на работу, ведь он не соответствует ни одному критерию, позволяющему ему претендовать на должность руководителя учреждения культуры. 

Директор МКЖР сорвал проект “Я – очевидец”, ставший национальным, заявив, что нет машины и водителя, чтобы группа могла выезжать на съемки, хотя и водитель и служебная машина имеются. Нам прямо было сказано ловите попутку и езжайте раз вам так хочется. Мы может и поехали бы, но за отсутствие на работе нам ставят прогулы и увольняют с работы. С приходом Оздоева все мероприятия выполняются для галочки на бумаге, сорвано республиканское мероприятие “Лучший урок по теме: депортация ингушей 1944 г. в Казахстан и Среднюю Азию”. В конкурсе приняло участие 20 школ, но подвести итоги конкурса и поощрить учителей и детей нам не дали, хотя необходимая сумма была заложена на проведение мероприятия. Испытывая чувство стыда перед участниками конкурса мы начали сбор средств для того, чтобы сделать это из личных средств. И обязательно наградим победителей конкурса.

У нас всегда были проблемы с помещением, поэтому у музея никогда не было отдельного кабинета директора, в одном кабинете с директором размещались отдел кадров и два сотрудника, но Оздоев решил, что ему нужен отдельный кабинет за счет рабочего пространства всех остальных сотрудников и сейчас мы ютимся в одном помещении: 9 сотрудников, 7 компьютеров, принтеры, сканер, роутеры, сервер и все это на площади 16 кв.м., что превышает в разы нормы установленные трудовым кодексом. Причем это помещение без окон и без естественного света, сырое плохо проветриваемое. Нарушаются все нормы САНПиНа. Каким образом может сказаться на качество работы и здоровье сотрудников нахождение в таком помещении, сами можете себе представить. На вопрос “как мы поместимся в таком помещении?” нам ответили: «Хоть на головах друг у друга сидите».

работники мемориала ингушетия

Первое с чего начал свою деятельность новый директор, это обустройство своего рабочего кабинета, приобрел мебель и дверь на спонсорские средства, хотя у нас много других более важных нерешенных вопросов, на которые могли бы быть потрачены эти средства. В том числе обновление оргтехники и музейной мебели. Но это Оздоева абсолютно не волнует, более того забрал компьютер у одного из сотрудников и поставил у себя в кабинете, хотя вообще не умеет им пользоваться.

С приходом на работу Оздоева А. техперсонал вынудили массово увольняться, создавая невыносимые условия работы, придираясь по каждому поводу и превышая нормы территории, которую они должны убирать. За последнее время уволились 5 дворников и техничек. В таком запущенном состоянии как сегодня мемориал никогда не был, но директор браво заявляет, что даже если все одновременно принесут заявления, то он подпишет всем. Конечно, это же освобождаются вакансии для родственников и мертвых душ. Почти всем сотрудникам снизили стимулирующие надбавки, убрали совмещения, хотя их вынуждены были ввести потому что у людей маленькие зарплаты. Кадровая чехарда сопровождается и нарушениями в делопроизводстве, книга учета приказов по распоряжению Оздоева переписывалась уже не единожды, полагаем с целью сокрытия своих нарушений. 

Оздоев не умеет работать с людьми, кричит на беззащитных женщин, унижает сотрудников, употребляет нецензурные выражения в адрес сотрудников в беседах со своим братом Оздоевым Адамом и и.о. заместителя директора по хозработе Берсановым А., нарушает субординацию и все профессиональные и этические нормы. Ведет себя по хамски, угрожая всем увольнением. Ввел унизительную слежку за каждым сотрудником. Как барин-самодур ввел строевые докладные записки, неуместные в учреждениях культуры. При этом кричал, что он здесь закон и министр, и будет принимать решения, как считает нужным, может уволить кого хочет и так далее, хотя мы до его прихода прекрасно работали, не нарушая ничего, и не имея нареканий, принимая гостей со всего мира и самых высоких государственных постов. Также имело место и преследование по национальному признаку. Решив, что главный научный сотрудник Бадзеева Елена не ингушка, и значит ее некому защитить, при этом чувствуя в ней конкурентку, потому что до прихода Оздоева она исполняла обязанности директора МКЖР, началась откровенная травля Бадзеевой. Такие выводы нами сделаны из того, что первым вопросом заданным Бадзеевой Е. фактически преемником был о ее национальной принадлежности. При этом целями и задачами работы учреждения, планами, перспективами Оздоев у своей предшественницы так и не поинтересовался. Дошло до того, что она заболела на нервной почве и собирается уволиться с работы. Также собираются увольняться и ряд других квалифицированных сотрудников музея. 

При этом Оздоев нисколько не стесняется, принимая на работу своих родственников и оформляя “мертвые души”. Сотрудниками мемориала числятся люди, которых мы в глаза не видели, а совмещения должностей специалистов возложены на людей, которые и близко к музею не подходят, куда идут зарплаты этих людей всем наверное понятно. Поэтому мы просим Следственный комитет обратить внимание на наше обращение и провести проверку по фактам изложенным ниже. 

Оздоев Адам Магомедович – родной брат директора, принят на работу смотрителем, возложены обязанности экскурсовода, при этом не имеет понятия о том, что такое экскурсии и ни одну экскурсию за все время не проводил. 
Накастхоев Алихан Бекханович – оформлен на должность водителя, также были возложены обязанности зав. передвижной выставкой, не выходил на работу ни одного дня,(позже ставка зав.передвижной выставкой была снята и принята Ветригова Мадина Нургалиевна) 
Оздоев Гелани Алиханович – сын директора, принят на должность экскурсовода, не выходил на работу ни одного дня 
Берсанов Зелимхан Мухматович – электрик, ни разу не видели на работе. 
Албогачиева Радимхан Алаудиновна – смотритель, не выходила на работу ни одного дня 
Ветригова Мадина Нургалиевна – зав. передвижной выставкой, не выходила на работу ни одного дня. 
Мархиев Магомед Хаматханович – дворник, не выходил на работу ни одного дня 
Берсанов Ахмед – оформлен смотритель, возложены обязанности зам директора по хозяйственной части 
Газдиева Лейла принята на место пресс-секретаря, сняв ее с сотрудника Яндиева Р., который успешно с ней справлялся по совместительству. Но по словам директора Газдиеву, вынужден был взять по просьбе министра культуры РИ Базоркина М., и к тому же она его родственница. 
Аушев Магомед – Аушева взяли на полставки пресс-секретаря, чтобы обучить Газдиеву работе. При этом, выполняя эту работу предыдущий сотрудник получал 5000 руб, сейчас же за работу двум пресс-секретарям музей платит до 15000 рублей. Вот такая экономия у директора. 
Плиев Заур Рашидович – экскурсовод, ни одного дня не работал в музее. 
Куштова Мовлотхан Бексултановна – специалист по кадрам, возложена полная ставка экскурсовода, хотя другим сотрудникам было отказано и в половине ставки совмещения. Причем мотивировал это тем, что мы не можем больше 8 часов работать на одну ставку. Видимо приближенные Оздоева какие то сверхлюди и могут работать по 16 часов. Куштова по факту не исполняет обязанности экскурсовода, возможно имеет место сговор и деньги за эту ставку будут отдаваться директору.

Также Оздоев назначил на должность главного хранителя человека , не имеющего соответствующей квалификации, по Уставу МКЖР должность главного хранителя это одна из самых ответственных должностей в музее и ее имеет право занимать, только человек имеющий стаж работы в музее не менее 3-х лет. И у нас в коллективе есть сотрудники, которые могли бы претендовать на эту должность. Но Оздоев А. решил, что раз он может быть директором, то и хранителем сможет стать любой человек, не понимая всей важности и специфики работы главного хранителя. 

У всех действующих сотрудников снижено материальное стимулирование, но при этом своим родственникам и мертвым душам, стимулирование возлагается в не маленьком размере. Например Оздоев Адам Магометович получает стимулирование в размере 6000 руб., Накостхоев Алихан Бекханович (просто числящийся сотрудником) 7000 руб. 

Мы обращались лично к министру культуры Базоркину М.В, но нам ответили, что его устраивает такой руководитель, и можете жаловаться куда хотите, но жаловаться мы не хотим, мы все-таки профессионалы, знающие себе цену, но довести до руководства республики и общественности, все безобразия творящиеся в одном из важнейших учреждений, хранящих историю ингушского народа и являющимся одним из самых популярных культурных объектов Республики Ингушетия считаем необходимым. 

В связи с вышеизложенным , мы просим руководство республики прекратить произвол Оздоева А.М. в отношении коллектива Мемориального комплекса жертвам репрессий, назначить нам адекватного руководителя, который имеет понятие о том, что такое музейная деятельность и дать нам спокойно работать. Обращаемся к правоохранительным органам провести расследование по вышеизложенным фактам и принять соответствующие меры. Мы просим общественность республики встать на защиту Мемориала, основной задачей которого является увековечение памяти невинных жертв репрессий, а значит имеет отношение к каждому ингушу. 

Специалист по экспозиционной и выставочной работе Яндиев Р. 
Главный научный сотрудник Бадзеева Е. 
Научный сотрудник Аушева А. 
Экскурсовод Долакова З. 
Организатор экскурсий Чахкиева З.

7
Оставить комментарий

avatar
4 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
ГостьАмина БаркинхоеваИнгушМагаИмею мнение Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Напоминатель
Гость
Напоминатель

Вот что бывает, когда на скотника надевают галстук.

Мага
Гость
Мага

А кто отец министра базоркина? Может кто ответить

Имею мнение
Гость
Имею мнение

Базоркин, наверно.
Родственник Идриса Базоркина, который наше ингушское все..

Мага
Гость
Мага

Базоркина это его мать, а от кого она его понесла

Ингуш
Гость
Ингуш

Как может неадекватное сушество которое продало пол республики назначит адекватного директора

Амина Баркинхоева
Гость
Амина Баркинхоева

Просто ужас, это полный беспредел.
Как вообще допустили такого безграмотного, не имеющего смысла, о музее как называемого в»директора». Куда смотрят руководитель Ингушетии. Что тут удивляться он тоже был такой же. А Бозоркина надо гнать метлой.
Новая власть примите же меры,
Разберитесь спасите не медленно
Музей от варворов и кощунство.
Я прекрасно понимаю, что у новой власти очень много работы. И 20 лет не хватит исправить, то что разрушено. Но все же помогите.

Гость
Гость
Гость

А кем работал Оздоев до этого?