В отношении 13 сотрудников полиции Республики Ингушетия возбуждены уголовные дела о неисполнении приказа (статья 286.1 УК РФ) после их отказа разгонять  митинг 26−27 марта в Магасе. Об этом сообщило «МБХ медиа» со ссылкой на их адвоката Магомеда Куриева.

Все 13 полицейских дали подписку о неразглашении. Разбирательство производится в закрытом порядке. Каждому из фигурантов грозит до пяти лет лишения свободы. Как уточнил Магомед Куриев, других подробностей об этом деле пока нет.

Адвокат также рассказал, что накануне суд рассмотрел и отказал в удовлетворении иска 13 полицейских о восстановлении их на работе. «Было несколько свидетелей: двое сказали, что вообще ничего не видели, один дал очень уклончивые показания, из которых ничего не понятно. В сети есть видео, где видно, что ничего противозаконного они не совершали, а наоборот, пытались поговорить со старейшинами и убедить разойтись», — отметил Куриев.

26 марта жители Ингушетии вышли на согласованный митинг в знак протеста против соглашения Евкурова – Кадырова (о границах с Чечнёй), а также против поправок к конституционному закону РИ о референдуме, позволяющему властям республики решать вопрос о границах без учета мнения местного населения. Вскоре после митинга, в Ингушетии расформировали батальон ППС, который не стал разгонять протестующих, а пытался предотвратить насилие. Тогда были уволены 17 полицейских.

В апреле в Ингушетии начались обыски и аресты по уголовному делу о насилии в отношении представителей власти. К уголовной ответственности привлечены и бывшие сотрудники правоохранительных органов. Был объявлен в федеральный розыск сопредседатель Всемирного Конгресса Ингушского Народа, бывший министр внутренних дел РИ Ахмед Погоров. Под стражу в СИЗО Нальчика помещен гражданский активист и бывший оперативник ОБЭП, Хасан Кациев. ПЦ «Мемориал» официально признал Кациева политзаключённым. Партия «Яблоко» выдвинула Хациева кандидатом на выборах в Караблакский горсовет.

Важный момент событий 27 марта – утром 27 марта митинга уже не было, на площади находились граждане ожидающие согласования с Правительством РИ, нового митинга. Они не скандировали, не применяли средства громкой связи и не держали плакаты, чтобы не создавать основание для силовых действий со стороны властей. Поэтому ни сотрудники ППС, ни Нацгвардия не имели права трогать граждан, даже если они были бы готовы их разгонять. Отказ выполнять приступный приказ Юнусбека Евкурова (бывший Глава РИ) и заместителя министра МВД по РИ Михаила Полещука, не может уголовно преследоваться.

Увольнение и преследование этих сотрудников, так же, как и активистов протеста, является частью плана Кремля карательной операции, по оказанию давления в целом на все население Ингушетии, за массовые протестные акции.

Руслан Сампиев

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Напоминатель
Напоминатель
1 год назад

Эти полицейские — герои Г1алг1айче. Желаю им крепкого Тавхида.
А те, которых закопали на аллее славы, — это муртады, воевавшие на пути тагута.
Скоро всё станет на свои места, ин ша Аллах Та1ала. Этот абсурд не может продолжаться вечно. Хулиганы и преступники должны сидеть на тюремных нарах, а не в креслах президентов, министров и судей.

Buxarash
Buxarash
1 год назад

Вот это настоящая полиция! Малая горстка настоящих полицейских! Равно как и те полицейские в других регионах раиси, которые дейсьвовали так же!
А вся остальная шобла расейской, так называемой, «полиции» — это не полиция, а полицаи на службе у оккупантов.
И все те, кто им помогает — это штрейкбрехеры, коллаборационисты, т.е. мерзавцы, сотрудничающие с врагом!