Малсаг Ужахов с внуками

Фортанга побывала в доме лидера Совета тейпов Малсага Ужахова. Что это за человек, которому, в его 67 лет, инкриминируют атаку на вооруженных росгвардейцев. Как он жил до ареста и чем увлекался, – мы расспросили у членов семьи Малсага Ужахова. 

Он боролся по закону

 

Любовь к народу моему меня питает,

Бороться, жертвовать собою призывает

Огонь в груди, в крови, огонь отцов пылает.

Дух предков, дух борьбы не угасает.

 

Когда бы это пламя охватило безраздельно 

Весь народ

Могучим стал бы он, един и тверд.

И обмануть его бы стало крайне сложно,

Сломить, поставить на колени – невозможно. 

Малсаг Ужахов.


В селении Барсуки, невдалеке от старой крепости стоит красивый дом из красного кирпича. За домом фруктовый сад, а вокруг палисадник с ароматной хвоей. Все ухожено, красиво и обустроено с любовью и теплом.

Хозяин дома – глава Совета тейпов ингушского народа Малсаг Ужахов. 

В доме живут десять человек: жена Мадина, сыновья Асхаб и Руслан, а также их жены и дети. 

Глава семьи уже девятый месяц находится под стражей. Обвиняется он, как и остальные лидеры ингушского протеста против новых границ с Чечней, в организации насилия над представителями власти. 

Малсаг Ужахов с внуками

Дело Малсага, как и других лидеров протеста ведет Следственный комитет по СКФО, суд по существу все откладывается – доказательств виновности нет. А перевозка заключенных с места на место на следственные действия оборачиваются настоящей пыткой для пожилых и не очень здоровых людей – Малсагу Ужахову 67 лет.

Но несмотря на возраст и, мягко говоря, не очень хорошее здоровье, Малсаг держится достойно: в СИЗО читает книги и пишет стихи. На стороне узников протеста, которых больше 30 человек практически вся общественность Ингушетии и не только, а это придает сил в борьбе с незаконным преследованием.

Зяудин Ужахов – старейшина тейпа Ужаховых, представляет Саварбека и Хамбора, – родных младших братьев Малсага и сестру Тамару.  

Малсага родился и воспитывался в рабочей семье в Темиртау Карагандинской области Казахской СССР. В августе 1957-го семья переехала в ЧИАССР, в селение Барсуки.

Закончив школу, Малсаг устроился на работу учеником плотника на завод в Орджоникидзе, потом рабочим на товарной базе. Отслужил в армии, работал электромонтером на заводе «Электроинструмент» в Назрани. 

Малсаг Ужахов в молодости

Высшее образование получал в Пятигорском фармацевтическом институте, работал старшим провизором, заведующим аптек в Грозном, руководил аптечным складом республиканского значения.

В декабре 1992 года, после этнической чистки ингушей в Пригородном районе, Малсага отозвали для организации самостоятельной аптечной службы Ингушетии.

По распоряжению главы республики Руслана Аушева, Малсаг создал государственное объединение «Ингушфарммедтехника» и руководил им. За четыре года развил республиканскую аптечную сеть из 34 пунктов (ранее было только 6 аптек). Предприятие выросло, оказалось рентабельным, приносило прибыль в бюджет. 

Выполнив эту миссию, Малсаг ушел в частный бизнес, возглавил ЗАО «Триумф-Фарм» в Назрани.

С 2006 года был назначен руководителем территориального управления Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития регионального Росздравнадзора. 

Награжден Почетной грамотой за многолетний добросовестный труд и заслуги в сфере здравоохранения. Общий стаж фармацевтической работы 25 лет. 

Рабочий кабинет Малсага на втором этаже дома. Стеллажи книг от пола до потолка – художественные, публицистика. В углу высокая стопка газет.

Внушительная стопка газет дожидается своего главного читателя – Малсага.

“Это Малсаг выписывает, – объясняет Саварбек, – в изолятор нельзя передавать, значит, почитает, когда освободится. А это его библиотека, брат сам собирал. Мы с детства любили читать. Малсаг – любит художественные произведения. В Советское время не так легко было найти интересных авторов. Малсаг умел раздобыть новую хорошую литературу. Если узнавал, что книга вышла новая книга – он не поест, но книгу купит.

Когда его посадили, – добавляет Сафарбек, он в СИЗО всю библиотеку перечитал, охранники говорили, что он пожирает эти книги”.

На столе Ужахова ингушско-русские и толковые словари, часто он прибегает к их помощи, когда пишет стихи. Здесь же документы по деятельности Совета тейпов ингушского народа, статьи и справки о территориальных вопросах Ингушетии, историческая и политическая литература. 

Рабочее место Малсага Ужахова.

Ужахов автор сборника стихотворений “Жить не по лжи”. Поэзия – увлечение оппозиционера. Кроме этого, Малсаг состоял в редколлегии по составлению книги Нурдина Кодзоева и Магомеда Ужахова “Тейп Ужаховых в истории Ингушетии”, изданной в 2014 году.

Вопросы к правительству

Выйдя пенсию,  Малсаг занялся общественной работой и вступил в Мехк Кхел. В мае 2013 года прошел съезд тейпа Ужаховых, на котором Малсага избрали главой тейпа. В этом качестве он вступил в созданный на тот момент Совет тейпов Ингушетии при Главе республики. 

После нескольких месяцев работы стало ясно, что совет номинальный и пользы для общества не несет. Тогда его члены Ахмед-Башир Аушев, Мурад Даскиев,  Хамзат Колоев, Косум Сайнароев и Малсаг Ужахов в 2015 году создали независимый Совет тейпов ингушского народа. Три года подряд Совет возглавлял Мурад Даскиев, но а в 2018 председателем стал Малсаг. Расследовали коррупционные дела, писали запросы в инстанции, выходили на чиновников правительства. 

Вопросы поднимались самые разные: например, почему социальные льготы не доходят до народа,  где положенные людям субсидии за газ, воду, свет? Об отсутствии информационной работы с населением относительно льгот на коммуналку.

Почему не работают республиканские объекты, под которые осваиваются бюджетные средства? А часть и вовсе остается лишь на бумаге при фактическом перерасходе бюджетных средств чиновниками. Например, несуществующий мукомольный завод за пять миллиардов.

Неудобные вопросы власть не любит.

Само собою, руководство региона начало дискредитировать Совет тейпов и его активистов. Заговорили, якобы аптеки Малсаг открывал незаконно.

Общественники неустанно выпускали ролики с доказательствами фактов чиновничьей  коррупции.

В ответ власть переходила на личности.

Малсаг Ужахов и члены Совета Тейпов.

Арест

“Ни до начала протестов в Магасе, ни после,- говорят родные Малсага, – он никого не призывал ни к чему противозаконному. Не желал нарушать закон. Говорил лишь о необходимости кропотливой работы в рамках закона против преступных действий власти”. 

Малсаг Ужахов на митинге 26 марта 2019 года

После начала протестов его несколько раз вызывали на допросы в следственный комитет, в Центр по борьбе с экстремизмом при МВД, штрафовали за активистскую деятельность. Общественник каждый раз являлся по вызову со своим адвокатом, не избегая правоохранителей. 

18 апреля, в четверг, Малсаг Ужахов, как обычно лег спать. Ситуация в республике не могла не тревожить председателя Совета Тейпов: после последнего митинга уже было арестовано 15 участников протеста. Сон не шел. На десять утра 19 апреля 2019 года был назначен очередной допрос, однако, четырьмя часами ранее в дом  явились силовики в масках. Арестовывать. Семья и пришедшие родственники стали возмущаться, но Малсаг призвал всех к спокойствию и сам не сопротивлялся. 

Ужахова накануне оштрафовали дважды за участие в одном и том же митинге, во второй раз – на 150 тысяч рублей, а после – задержали по обвинению сразу в двух статьях уголовного кодекса: организация применения насилия и применение насилия в отношении представителя власти.

После ареста Малсага, по ходатайству адвоката Джабраила Куриева, было представлено поручительство более 30 общественных, политических и государственных деятелей Ингушетии и России, которые обращались к суду с просьбой изменить меру пресечения лидеру протеста на домашний арест. На суд это не возымело воздействия. 

У общественника повышенное давление и гипертония. Малсаг ежегодно проходит курс лечения. На этот раз не успел. Во время следственных действия и при изнуряющих перевозках в “стакане” у него подскакивает давление. Врачи запрещают возить его в таком состоянии в автозаке, но это не останавливает следователей. Семья носит в СИЗО лекарства и продукты. 

Персонал изолятора относится к узнику корректно, в камере не худшие бытовые условия: телевизор, холодильник. 

И много времени, чтобы писать стихи и письма. Одно из них он посвятил единственной арестованной женщине среди активистов – Зарифе Саутиеве.

Яблони и башни

Малсаг любитель-садовод. За домом посадил яблоки, черешню, абрикосы, персик, айву. Ухаживает вместе с сыновьями за хвойными газонами. Урожай раздают знакомым. 

Реконструкция родового башенного комплекса, еще одно важное общественное дело Малсага. 

“Мы из Эгикала, – рассказывает старейшина Зяудин Ужахов. Наш родоначальник жил там, он был потомком Эги, звали Эбарг. Именно Эбарг родоначальник таких ингушских фамилий, как Газдиевы, Ужаховы, Тангиевы и Джандиговы (Шишхановы).      

Мекх Кхел существует в нашем народе более тысячи лет. У нас всегда были жесткие условия жизни, волей неволей у нас тут военная демократия. Мекх Кхел вопросы решал на общих собраниях. Когда было военное положение, выбирали одного руководителя, военачальника – он имел неограниченную власть. Выборы отнимают время, это рискованно, от подчинения одному лидеру зависела жизнь народа. Сейчас мы восстанавливаем это  институт, который был раньше. 

Несколько лет назад активисты тейпа объявили сбор средств на экспертизу родовой башни с целью ее восстановления. На это ушло 410 тысяч рублей. Работали опытные московские архитекторы, Малсаг был очень вовлечен в процесс. Сейчас есть проект восстановления и разрешение на реконструкцию.
И снова, несмотря на аресты, давление властей и прочие проблемы, Ужаховы копят на само строительство. 

Зачем это нужно? 

“В следующем году начнем. Башня  будет восстановлена как была изначально. Наши дети, внуки, правнуки будут приходить смотреть. Эгикал – музей под открытым небом. Горское городское поселение средних веков. Там жили наши деды, там сохраняется семейная реликвия”, – говорит Заудин.

Фамильное древо Ужаховых

Любовь к народу

В предисловии к своей книге “Жить не по лжи”, Малсаг Ужахов написал:

“Я написал то, что во мне звучало, я изложил на бумаге свои мысли, чувства и взгляды. Я предельно откровенен и не совсем уверен, что буду понят вами.
Излагать свои мысли, не ретушируя их, не сглаживая острые углы, преодолевая страх быть непонятым и осмеянным – шаг довольно рискованный. Но я рискну.

Мы, как правило, всегда пытаемся выглядеть перед окружающими нас людьми лучше, чем мы есть на самом деле. Это в нас заложено, прятать, замалчивать свои недостатки, утаивать будоражащие нас мысли, скрывать сокровенные желания. А обязательно ли это, хорошо ли это? Не знаю.

По причине моего откровения прошу судить меня не очень строго и простить за некоторые вольности”.

Фортанга публикует одно из стихотворений Малсага из сборника “Жить не по лжи”.

Любовь к народу

Я не противник чужих обычаев и нравов,
Свои лишь только не хочу менять.

Язык. Слова. Обычаи. Земля –

Понятия святые для меня.

 

Как можно вырвать сердце ингуша

И утверждать, что он здоров, как никогда?

Как можно заменить адат отцов на все и вся

И продолжать считать, что ты еще гIалгIа? 

 

Привязанность к народу своему 

Превыше благ земных я всех ценю

Ингуш я, до корней волос ингуш
И не приемлю многоликость душ.

 

Любовь к народу моему меня питает,

Бороться, жертвовать собою призывает

Огонь в груди, в крови, огонь отцов пылает.

Дух предков, дух борьбы не угасает.

 

Когда бы это пламя охватило безраздельно 

Весь народ

Могучим стал бы он, един и тверд.

И обмануть его бы стало крайне сложно,

Сломить, поставить на колени – невозможно. 

 

Когда Малсаг вернется

“Когда отец вернется, говорит сын Малсага, Асхаб, – он продолжит заниматься общественной деятельностью. Главное для него интересы народа, своей родины. Он стремится сделать все от него зависящее на благо Ингушетии. И, уверен, посвятит этому остаток жизни”.

По вменяемым статьям 67-летнему Малсагу Ужахову грозит до 10 лет лишения свободы. Правозащитный центр “Мемориал” признал его политзаключенным.  

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о