Накануне стало известно об иске прокуратуры Ингушетии о ликвидации ИКНЕ – основания для ликвидация просто смешны: организация осуществляла деятельность без принятого устава и описи имущества, а также не предоставляла ежегодный отчет.

С момента последнего и единственного комментария советника главы Ингушетии Иссы Костоева на заданную тему прошло почти три месяца, за это время положение лидеров протеста изменилась только к худшему. В довесок к двум статьям уголовного кодекса, в которых их обвинили ранее, они получили еще одну: обвинение в создании и участие в экстремистской организации.

Любой человек, имеющий мало-мальское юридическое образование, да и без него, ознакомившись с постановлением о возбуждении уголовного дела, поймет, что это, простите меня, полнейший “бред”. 

Давайте посмотрим заключения психолого-лингвистической экспертизы на присутствие в речах активистов элементов экстремизма. К примеру, в заключении Багаудина Хаутиева говорится, что исходя из общего контекста выступления Багаудина на митинге, основная тема его сообщения на площади перед НТРК – это побуждение собравшихся на митинге покинуть место его проведения, иными словами – разойтись.

Далее, цитата из заключения:

“В результате проведенного предметно-тематического исследования было установлено что Хаутиев Б.А в своём сообщение (выступлении) не создает оценочного противопоставления групп и не выделяет их не по одному из искомых признаков. Коммуникативная цель сообщения Хаутиева Б.А. – это побуждение аудитории к тому, чтобы собравшиеся покинули место проведения митинга. 

Также в речи Хаутиева Б. А. отмечается отсутствие лингвистических и психологических признаков побуждения аудитории к каким-либо насильственным или разрушительным действиям и отсутствие признаков угрозы совершения каких-либо действий”.

Вот что говорит об экспертизе в отношении своего подзащитного адвокат Мусы Мальсагова – Магомед Беков:

“Выводы заключений психолого-лингвистических экспертиз по выступлениям Мусы Мальсагова 26-27 марта 2019 года на митинге в г. Магасе Республики Ингушетия указывают на отсутствие призывов к применению насилия в отношении представителей власти, либо иной социальной группы, либо угрозы применения такого насилия”.

Фатима Урусова – адвокат Ахмеда Барахоева: “Никаких признаков экстремизма не обнаружено. Все высказывания направлены на недопущение столкновений и высказаны в форме просьбы и предупреждения”.

Психолого-лингвистические заключения в отношение остальных фигурантов аналогичны по содержанию.

Что же получается, все экспертизы говорят об отсутствии элементов насилия в речах активистов, но тем не менее, им предъявлено обвинение в организации применения насилия в отношении представителя власти и организации экстремистского сообщества.

И здесь хочется обратиться к советнику главы Ингушетии Иссе Костоеву и самому главе –  Махмуду-Али Калиматову, как к выходцам из прокуратуры: как вы оцениваете действия следственных и надзорных органов, ведущих дело, с точки зрения закона?

Как вы оцениваете ход следствия в общем? Когда люди больше 9 месяцев находятся за решеткой, а следственных действий за это время практически не произведено и дело, буквально, разваливается в руках следователей?

Также хочется спросить у Вас, как у руководителей региона: что вы делаете для освобождения лидеров протеста? И делаете ли вообще?

И прошу заметить, речь не о том, чтобы “замять” дело или замолвить “словечко”, речь только и исключительно о соблюдении законности в следствии, о честном и беспристрастном суде.

Несмотря на ваше молчание и бездействие, общественность Ингушетии все же надеется на вас, отчасти потому что понимает – дело ведется федеральными структурами, и неподконтрольно следственным органам Ингушетии.

Вы не можете повлиять на следственные органы, но ваша позиция должна быть озвучена! Население имеет право знать, на чьей вы стороне: усидеть на двух стульях невозможно.

На фоне всего вышесказанного, гробовое молчание первых лиц наталкивает на мысль, что это либо молчаливое согласие с происходящим, либо трусость.

И хочется напомнить, что на площади перед НТРК день и ночь стояли представители народа, которые выражали НАРОДНУЮ позицию, и игнорируя их – вы игнорируете народ Ингушетии.

Изабелла Евлоева

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о