10 января в сразу двух столицах России – Москве и Санкт-Петербурге прошли пикеты в поддержку арестованных участников митинга в Магасе. Мы поговорили с активисткой из Санкт-Петербурга Мариной Кен, которая регулярно проводит пикеты, посвященные ингушским узникам. 

Марина, расскажите об акциях, в которых вы участвуете? Кто их организатор и что такое метропикет?

Пикеты в Петербурге на тему политзаключенных проходят регулярно, а в последние несколько месяцев они проходят в рамках метропикетов. Этот формат предложили москвичи, а Питер, Ростов и некоторые другие города подхватили его. Метропикеты проходят раз в неделю по пятницам. Это реалистичнее ежедневных пикетов и гораздо эффективнее, чем акции, приуроченные только к датам и событиям, как это происходило до недавнего времени в Питере. Чтобы люди обратили на что-то внимание, нужны постоянство и настойчивость.

Метропикет – это очень демократичный способ взаимодействия людей. Здесь нет организаторов, нет никакого «перетягивания одеял», никто не пытается никого «обращать в свою веру» в смысле политических взглядов и партий, по крайней мере так это изначально задумывалось. Любой человек может нарисовать плакат, выбрать станцию метро или, если в городе нет метро, то какое-то другое оживленное место, и постоять там некоторое время, общаясь с прохожими.

Кому был посвящен метропикет?

Политзаключенные – наша общая беда, которая нас всех объединяет сегодня. Метропикет – один из способов проявить солидарность с политзаключенными. Есть и другие способы – можно писать им письма, помогать передачами в СИЗО, оказывать материальную помощь родственникам заключенных или активистам, которые организуют эти передачи. Можно и нужно поддерживать такие общественные организации, как «Мемориал», «ОВД-инфо», «За права человека» или другие, на ваш выбор, которые занимаются правозащитной деятельностью. Оформив ежемесячный платеж даже в 100 рублей, вы внесете свою лепту в их сохранение, избавитесь от чувства бессилия и приобретете новый опыт причастности к чему-то очень ценному для формирующегося гражданского общества в России. И всё же уличная активность – это ключевой момент. 

Пикет 10 января на станции метро Приморская не был специально посвящен ингушскому делу, однако, большая часть времени была посвящена именно ему. В пикете по очереди стояли пять человек. Серии одиночных пикетов были также на Василеостровской, Гостином дворе и Владимирской, возможно, какие-то еще станции метро я не упомянула, это всё можно найти по тегу #метропикет или в группах в соцсетях.

Как реагируют петербуржцы на пикет в поддержку “ингушского дела”?

Наш пикет проходил с 18:00 до 21:30. Было достаточно холодно, но народ всё равно останавливался, кто-то задать вопрос, кто-то поспорить и пересказать мифы советской пропаганды, например, про «предателей», которых «правильно сделали, что депортировали», такие людоеды, к сожалению, тоже встречаются, хоть и редко. 

В основном же от прохожих был положительный отклик. Очень многие говорили, что тоже собираются принять участие в пикетах, выражали поддержку, делали селфи или просто фотографировали наши плакаты.

Как правило, на каждом пикете подходят люди, которые просто ничего не знают об ингушском деле и просят рассказать о нём. Большинство из тех, кто подходит, хотят получить информацию. Есть те, кто не идет на контакт, но останавливаются прочитать плакат, сфотографировать, и, видимо, потом они всё-таки идут в интернет, чтобы самостоятельно заполнить информационный вакуум. 

По моей субъективной оценке, за примерно полтора часа, которые я стояла с плакатами по Ингушетии, 2 тысячи прохожих хотя бы мельком увидели эти плакаты, несколько сотен пошли в интернет и нашли нужную информацию, а большая часть этих людей впервые узнало, что у нас в стране есть политзаключенные. 

Бывают ли эксцессы на пикетах?

На пикетах надо быть готовым к разным ситуациям. Могут встретиться и провокаторы, и стукачи, и просто агрессивные неадекватные люди. В этот раз к нам подошел сотрудник в штатском, который пытался нас спровоцировать, называя мероприятие митингом, потом намекая на то, кого из нас он где видел раньше с какими плакатами, и в итоге просто вызвал полицию. Приехали две машины с мигалками и дюжиной полицейских, которые, судя по их виду, действительно готовились разгонять “митинг”, а то и пресекать массовые беспорядки, но когда увидели нас, то рассмеялись, проверили документы и уехали восвояси.

Из приятных неожиданностей была встреча с журналистом Росбалта, который сделал короткий репортаж о нашем пикете и, в частности, об «ингушском деле», пусть даже вскользь затронув тему и почему-то с заголовком «Петербуржцы возобновили пикеты», хотя мы их и не прекращали, но сам факт появления этой информации в ключевом региональном издании – это уже очень хорошо.

Какие у вас ощущения после пикетов? Как реагируют люди?

В целом впечатление такое, что общество очень поляризовано, но «охранители режима» в явном меньшинстве, здравый смысл потихоньку побеждает страх, и это не может не радовать. Очень большой запрос появился на объединение. Люди устали от лжи и разобщенности, поэтому всё чаще мы слышим искренние слова благодарности просто за то, что мы стоим, что пока есть такие неравнодушные люди, ещё не всё потеряно, и всё в таком духе. Поэтому, всем, кто разочаровался или впал в апатию и чувствует неодолимое притяжение дивана, хочу напомнить, что есть очень много людей, которые вот-вот готовы проснуться, и для них мы – маяк надежды, а значит, не имеем права унывать и опускать руки. 

Свободу – всем!

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о