Ставропольский краевой суд при рассмотрении апелляций на приговор ужесточил наказание шести активистам, участвовавшим в протестах против соглашения о границе между Чечней и Ингушетией в марте 2019 года, сообщает правозащитный центр «Мемориал». До этого они все получили от года и 6 месяцев до года и 10 месяцев колонии-поселения. Суд изменил им место отбывания наказания на колонию общего режима. В обвинение добавлен мотив политической вражды.

Аслан Аушев получил 1 год и 8 месяцев колонии общего режима,
Адам Бадиев  — 1 год и 10 месяцев,
Зелимхан Бапхоев  — 1 год и 6 месяцев,
Ахмед Нальгиев  — 1 год и 9 месяцев,
Гелани Хамхоев  — 1 год и 9 месяцев,
Зубейр Хамхоев  — 1 год и 8 месяцев.

Приговор Амиру Осканову  — 1 год и 11 месяцев колонии-поселения — оставлен без изменения. Об этом адвокат активиста Гапур Мурзабеков, сам на заседании не присутствовавший, узнал от помощника судьи по телефону.

При этом ранее суд уже рассмотрел пять апелляций — и ни одному из осуждённых не изменил срок или место отбывания наказания, — комментирует член Совета Правозащитного центра „Мемориал“ Олег Орлов.

— Очевидно, что в нынешней России говорить о независимости судов по политическим делам бессмысленно. Изменения в поведении судей по ингушскому делу диктуются привходящими факторами.

Один из них — это произошедший 20 апреля во Владикавказе массовый несанкционированный митинг.
Очевидно, власти опасаются, что это только „первый звоночек“ и можно ожидать нарастания социальных протестов. Именно поэтому от судей требуют более суровых приговоров в отношении сроков лишения свободы и места отбывания наказания.

Второй фактор, существовавший до событий в Осетии, — поставленная перед Следственным комитетом задача подготовить политический процесс(ы) над лидерами ингушского протестного движения.

Очевидно, Кремль не намерен терпеть существование такого движения. Поэтому лидеров надо обвинить, а потом осудить за экстремизм и организацию насилия против представителей власти по мотивам политической вражды.

Но для этого надо, чтобы и рядовые участники митинга действовали по таким мотивам. Поэтому я думаю, что после февраля судьям объяснили, что они не поняли своей задачи, что совершили политическую ошибку, которую теперь надо исправить на других подсудимых.

И вот апелляционная инстанция послушно начала вводить мотив политической вражды в приговоры».

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии