Версия силовиков о вооруженном сопротивлении убитых в Сунже и об их причастности к подполью вызывает сомнение, поскольку правоохранители не представили никаких доказательств своих утверждений, заявили опрошенные «Кавказским узлом» правозащитники.

Как сообщал «Кавказский узел«, 30 мая в Сунже произошла перестрелка, участники столкновения оказали сопротивление силовикам. Их укрытие в ходе контртеррористической операции было взято штурмом. Силовики заявили о двоих убитых – Мерешкове  и Оздоеве.

Убитый Магомед Оздоев ранее служил в ФСБ

Магомед Биланович Оздоев, закончил физмат Ингушского государственного университета, а по окончании долгое время работал в погранслужбе ФСБ России, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» его однокурсник на условиях анонимности.

«Он жил в селении Плиево, учился со мной в университете, он спокойный, религиозный парень. Он работал в ФСБ, в погранслужбе, он рассказывал что хотел оттуда уйти, открыть производство или магазин. На меня он производил впечатление доброго и простого человека, не агрессивный, щедрый, где бы ни встретил – в автобусе, в столовой – всегда платил за всех. Он хороший семьянин, у него двое или трое детей», – рассказал мужчина.

Конфликтного поведения за Магомедом Оздоевым во время учебы в вузе замечено не было.

«Его друзья называли «Роджер», потому что он всегда улыбался. После университета я с ним виделся в 2013 году, я его увидел в Назрани, он сказал, что работает в погранслужбе ФСБ, как долго я не спросил. Затем мы виделись в 2015 году, у него был магазин хозтоваров и он участвовал в бизнес-проекте «Свое дело», даже занял какое-то призовое место. Магазин они потом продали, и позже, в 2018-2019, мы с ним виделись, и он сказал, что хочет уволиться из погранслужбы. Он был довольно религиозный, но никогда я не видел от него проявление симпатий к радикальным группировкам», – сказал однокурсник Оздоева.

По словам знакомого Оздоева, после работы в ФСБ последний устроился в коммерческий сектор.

«Оздоев не был в розыске, не совершал никаких преступлений, а после увольнения из погранслужбы работал торговым агентом, предлагая какие-то товары по магазинам. Последний раз я видел его в Рамадан (май этого года). Его давно не было видно, он рассказывал, что ездил на заработки в «Россию» (принятое на Северном Кавказе обозначение центральных регионов страны. – Прим. «Кавказского узла»). Мне очень жаль этого парня, я не знаю, как он попал в эту банду, если она и была. Он не вызывал впечатление человека, который может броситься с ножом на кого-то, он сам работал в силовых структурах, культурный, воспитанный, с хорошими манерами человек, внушавший доверие и производивший хорошее впечатление», – рассказал однокурсник Оздоева.

Похороны Магомеда Оздоева и Билана Мерешкова прошли 31 мая. Гражданская панихида состоялась в доме Мерешковых в селении Кантышево и в селении Плиево в доме Оздоевых.

Правозащитники усомнились в официальной версии силовиков

Официальные версии силовиков о ликвидации боевиков вызывают сомнение в обществе не по причине того, что она недостоверна, а потому, что она не подкрепляется обычно никакими доказательствами, сказал корреспонденту «Кавказского узла» руководитель ингушского отделения Правозащитного центра «Мемориал» Тамирлан Акиев.

«Информация по итогам спецоперации в Сунже очень скупая и стандартная: «Оказали сопротивление и были уничтожены ответным огнем». Нередко случалось так, что после такого официального комментария выяснялось, что убитый человек сопротивления не оказывал. Например, в марте 2014 года во время спецоперации в Плиево так был убит Муслим Куриев. Или резонансный случай с расстрелом рабочих кирпичного завода в Назрани в апреле 2012 года, когда мирную жительницу Зину Вельхиеву попытались представить как террористку-смертницу. Поэтому у местного населения нет доверия к официальной информации. Это не значит, что она априори ложная, но любую информацию такого рода необходимо проверять или подкреплять дополнительными доказательствами. В наш век высоких технологий это сделать нетрудно – есть камеры на шлемах силовиков, есть дроны, с которых можно вести съемку, можно вести запись переговоров», – заявил правозащитник.

Он напомнил о заявлении бывшего главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, который три года назад объявил о ликвидации последней группы боевиков в Ингушетии.

«Пока трудно сказать, что же на самом деле произошло в Сунже 30 мая. Родственники убитых с жалобами, по состоянию на 1 июня, никуда не обращались и комментариев не давали, поэтому неизвестно, как и при каких обстоятельствах Мерешков и Оздоев оказались заблокированными в здании на улице Демченко. Если продолжать тему официальной информации, то еще в 2017 году глава республики Евкуров заявил о том, что в Ингушетии уничтожена последняя банда боевиков. Неужели всего за три года в Ингушетии зародилось новое вооруженное подполье? Если да, то кто несет ответственность за это? Ведь речь идет не только о «спящих ячейках», принцип появления которых пока никто так не объяснил, но и о боевиках, которых несколько недель назад силовики искали в лесах Сунженского района и, кажется, так и не нашли», – заключил Акиев.

13 мая за рекой Асса в Сунженском районе Ингушетии силовики начали оперативно-розыскные мероприятия, и предупредили жителей местных сел, что не следует посещать район проведения операции. Силовики искали в лесах группировку боевиков Аслана Бютукаева.

В Ингушетии не существует спящих ячеек боевиков, считает правозащитник

Официальная информация не вызывает доверия, что обусловлено распространением силовиками недостоверных сведений в прошлые годы, считает руководитель правозащитного центра «МАШР» Магомед Муцольгов.

«Из знания происходящей ситуации я уверен, что нет никаких спящих ячеек, боевиков и вооруженного подполья, никакого Имарата или подобного этому. У меня не вызывает доверия информация, предоставляемая силовыми структурами и спецслужбами. Доверие нужно заслужить, а мы знаем десятки, если не сотни, примеров незаконных действий силовых структур, в том числе пыток, похищений, внесудебных казней. К огромному сожалению, прямые обязанности, которые они должны выполнять по обеспечению безопасности граждан, сегодня правоохранительные и силовые структуры не выполняют, они не служат народу, обслуживают власть и всячески преследуют оппонентов власти, будь то оппозиция, правозащитники или граждане с другим мнением, отличным от мнения руководства региона или страны», – сказал корреспонденту «Кавказского узла» Магомед Муцольгов.

По мнению правозащитника, федеральные силовые структуры транслируют информацию о наличии бандгрупп в Ингушетии для легитимизации своего присутствия в регионе.

«У меня нет всей информации касательно происходящих спецопераций и, к тому же, родственники убитых в Сунже людей к нам в организацию не обращались, но у меня складывается впечатление, что вот это рекламирование наличия боевиков, подполья, спящих ячеек, – не что иное, как оправдание своего нахождения на Северном Кавказе, в частности в республике Ингушетия. Большинство этих командированных сотрудников – бесполезный груз для бюджета. Во всех республиках СКФО достаточно сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, которые имеют профессиональную подготовку не хуже, чем у командированных, к тому же они более мотивированны, так как знают ситуацию в регионе и сами являются жителями региона, их будущее и будущее их детей связано с Ингушетией», – отметил Муцольгов.

Относительно недавней спецоперации по поимке боевиков группы Бютукаева, которая, судя по отсутствию информации, не увенчалась успехом силовиков, Муцольгов заметил, что есть сомнение в профессионализме действий спецслужб.

«Вполне возможно, что Бютукаев есть и может перемещаться где угодно, и в лесу, и в городе, и в Магасе, и в Махачкале. Это гадание на кофейной гуще, и это не про меня. Если есть такой человек – в том и заключается профессионализм, спецслужбы должны искать его без шума, без пальбы и войсковых операций, они должны найти его живым, и это профессиональная работа спецслужб. Но если он действительно живет в лесу шесть лет, то спецслужбы – самые заинтересованные люди в том, чтобы он оттуда никогда не выходил», – заключил Муцольгов.

Силовики не смогли объяснить путаницу в информации об убитых в ходе спецоперации

«Сведения о спецоперации имеются лишь у ФСБ, проводившей КТО», по этой причине МВД по Ингушетии затрудняется пояснить противоречия в первоначальной версии силовиков о том, что «участники столкновения могут быть гражданами Узбекистана, которые работали в одном из цехов по изготовлению мебели», и последовавшими после этого сведения с сообщением фамилий двух уроженцев Ингушетии, сказал корреспонденту «Кавказского узла» сотрудник регионального МВД.

При этом он не стал комментировать вероятность наличия в регионе организованного бандподполья и участившихся в связи с этим спецопераций.

«Если вы обратите внимание на то, кто больше всех пользуется смутой в Ингушетии и кого действительно можно назвать спящими ячейками – это те, кто сегодня расстреляли Башира Патиева, а ранее организовали и осуществили убийство начальника ЦПЭ [Ибрагима Эльджаркиева] и его брата хирурга. На днях около 30 человек ворвались в Сурхахах в дом бывшего члена своей секты, который заявил о своем выходе из их рядов, и там пять раненых, все уверены в том, что это самооборона. Сегодня они посреди трассы, как мы видим из видео, расстреляли и добили человека. Это показывает, что если есть спящая ячейка – это и есть они», – сказал корреспонденту «Кавказского узла» сотрудник МВД по Ингушетии на условиях анонимности.

Материалы с ежемесячными, квартальными и годовыми подсчетами жертв вооруженного конфликта в регионах Северного Кавказа публикуются «Кавказским узлом» в разделе «Северный Кавказ — статистика жертв«. Статистика за год представляется также в виде инфографики.

«Кавказский узел» ведет хронику происходящих в Ингушетии спецопераций, взрывов, вооруженных инцидентов и похищений людей.

источник: корреспонденты «Кавказского узла»

© Кавказский Узел

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии