26 марта прошло ровно два года со дня протеста в Ингушетии, за которым последовали массовые репрессии против жителей республики. После митингов в Магасе было возбуждено 48 уголовных дел по статье о насилии в отношении представителей власти, порядка 30 человек получили реальные сроки. До сих пор в СИЗО содержатся лидеры протеста, которые мирным путем пытались отстоять права своего народа. Мнениями о том, как складывается сейчас общественно-политической ситуации в Ингушетии, с «Фортангой» поделились адвокаты и правозащитники.

Адвокат и общественник Магомед Беков:

«После смены главы в республике ровным счетом никаких позитивных изменений в общественно-политической жизни не произошло. Отсутствует диалог народа с властью, новый глава внешне вызывает доверие, производит впечатление образованного порядочного человека. Но в Ингушетии этих качеств недостаточно, чтобы быть эффективным менеджером и лидером народа. Когда Махмуд-Али Калиматов вступал в должность главы, он произносит такие слова: «Мне нужна поддержка не только людей, которые находятся в этом зале, но и поддержка всех граждан республики…». Однако, с момента его назначения я не наблюдаю каких-либо кардинальных изменений. Этому есть объяснение, так как предыдущий глава Юнус-Бек Евкуров за 10 лет своего правления окончательно угробил экономику республики, образование, медицину. Да, строились объекты, обрезались красные ленточки, но все это было показушным, о чем рапортовал советник нового главы Иса Костоев, который в видеосюжете рассказал, что республика на грани фола, а объекты, построенные при экс-главе Евкурове нерентабельны. Печально, что кадровая политика в республике не изменилась, все на уровне родоплеменных отношений.

Ситуацию в республике оцениваю как стабильно тяжелую, хотя и не живу там. Это мои личные наблюдения из общения с родственниками, друзьями, общественниками, а также наблюдения по социальным сетям. За два года ситуация в республике не улучшилась, пропасть образовалась между народом и властью, нет связующей нити, не видно реальных шагов по налаживанию диалога с народом и возвращению доверия граждан к власти.

Ингушское дело в нашей стране — беспрецедентное, конструкция предъявленного обвинения нашим лидерам протеста не имеет аналогов в России. Уверен, что это дело – способ сломать гражданское общество Ингушетии и воспитать послушание всех несогласных с произволом властей. Последние события с возвращением под стражу Зарифы Саутиевой показывают, что принцип гуманизма и объективности суда первой инстанции будет пресечен жестоко служителями Фемиды вышестоящих судов, нам на это указали, но это не повод отчаиваться, мы будем бороться за наших узников и надеяться, что и в этой порочной системе найдется человек в мантии или в погонах, который не продал свою совесть за чины, награды и теплое место под солнцем».

Ингушский правозащитник, глава организации «МАШР» Магомед Муцольгов:

«Со дня митинга в Магасе уже прошло два года. Одни из самых эффективных представителей гражданского общества стали жертвами репрессий, и уже два года несправедливо и необоснованно находятся под арестом. Если говорить об общественно-политической ситуации, то ничего не изменилось по большому счету. Во-первых, люди переживают из-за антинародного соглашения и репрессий. Во-вторых, республика объявлена банкротом – это первый случай в РФ. Мы также не видим системных изменений и грамотной кадровой политики. И так будет длиться дальше, пока народ не сможет самостоятельно выбрать себе главу.

Власть в республике, хотя она и обновилась, продолжает жить отдельно от своего народа. Это особенно видно было в разгар пандемии, когда удар приняло на себя простое население, и помогала тогда не власть, а народ. И все держалось и держится на гражданской инициативе. К великому сожалению, мы далеки от экономического или политического процветания, более того, все, что было ранее, также потеряно, и сейчас мы стоим на месте, теряя самое ценное — время.

Все, что касается митингового дела, — это одна из самых масштабных репрессий в современной России. И, надо сказать, что в марте 2019 года был не просто митинг, это был протест достоинства. 14 дней подряд проходила акция, на которой не было ни одного акта вандализма, не было беспорядков, народ вел себя культурно и с достоинством. И сейчас нет никакой основы для обвинений граждан, поскольку у населения была одна цель — заставить уважать свои права и Конституцию. Я склонен считать, что эти репрессии – банальная обида или месть генералов, которые могут влиять на экономическое и политическое мнение в стране. Несомненно, все, кто попал под данные репрессии, — это жертвы и одновременно герои в глазах всей республики».

Правозащитница, член Российского комитета адвокатов в защиту прав человека Каринна Москаленко:

«Спустя два года после митингов в Ингушетии люди, которые пытались мирным протестом восстановить справедливость, до сих пор содержатся в заключении. И это, конечно, очень нас заботит — и правозащитников, и адвокатов, и вообще всю общественность.

Протест этих людей не может расцениваться как антиобщественное действие, ни тем более как административное или уголовное преступление. У властей нет права обвинять их, поскольку они пользовались своими правами, мирно и без агрессии. Наши подзащитные спустя два года после тех событий находятся под стражей без каких-либо доказательств их вины. И мы неоднократно ставили вопрос об их освобождении.

После возвращения Зарифы Саутиевой в изолятор, мы высказали свое возмущение, отправив телеграмму на имя председателя Верховного суда РФ. Мы пожаловались на нарушения, которые допускаются по отношению ко всем подзащитным и на нарушения российского законодательства в целом. Потому что, до истечения законного трехдневного срока дело изъяли из суда первой инстанции и затребовали в апелляционной суд. И Ставропольский краевой суд вынес решение 16 марта, когда еще не истек срок, установленный законом. Так правосудие не работает! Это позор и демонстрация несамостоятельности всего российского правосудия».

1 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии