Историческое расширенное заседание Совета тейпов Республики Ингушетия 7 июля 2021 г. и благословенный дождь!

В последний раз я так волновалась за свое выступление в 2004 г. накануне защиты своей кандидатской диссертации на кафедре средних веков, исторического факультета в стенах Московского государственного университета им. Ломоносова.

Как и тогда, меня сопровождали уверенность в себе и готовность защищать каждое из озвученных мною положений и заключений, сделанных по итогам работы большой и сплоченной команды – Общенациональной Комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территории и границ Ингушетии (далее Комиссия), созданной 30 октября 2018 г. на Первом Всемирном конгрессе Ингушского народа (далее Конгресс).
Председателем Комиссии тогда единогласно был избран общественный деятель и государственник Асхаб Гойгов.

В силу известных нам всем обстоятельств Президиум Конгресса во главе с сопредседателями Президиума Ахмедом Погоровым и Мусой Мальсаговым, которые преследуются по политическим мотивам и находятся под стражей, не смог заслушать и дать соответствующую оценку работе Комиссии. Несмотря на это, один из сопредседателей Муса Мальсагов через своего адвоката обратился к председателю Совета тейпов Ингушского народа Мурату Даскиеву с предложением организовать работу в данном направлении: заслушать доклад Комиссии и дать ему оценку на Съезде или расширенном заседании Совета тейпов Республики Ингушетия.

Таким образом, Совету тейпов были делегированы полномочия Президиума Конгресса в отношении этого конкретного вопроса.

Совет тейпов принял положительное решение, и расширенное заседание Совета тейпов было назначено на 7 июля 2021 г. в день 97-й годовщины со дня образования Ингушской Автономной области со столицей в г. Владикавказ.

На высоком уровне была проведена предварительная работа: подготовлено помещение, приглашены члены Совета тейпов и гости, развешаны в помещении необходимые при отчете Комиссии карты, приглашены СМИ и блогеры и многое другое. Для всех участников мероприятия члены Комиссии подготовили и распечатали основной доклад с приложением 75-ти наиболее важных географических карт.

Как известно, любое хорошее богоугодное дело сопровождается трудностями и требует сил и терпения. Так и в этом случае. Люди, с крайне низким уровнем социальной ответственности, сообщили в силовые структуры о, якобы, заложенной в помещении Совета тейпов бомбе, понимая, что работники силовых структур обязаны будут незамедлительно отреагировать на данное сообщение и провести все предусмотренные в таких случаях меры по обеспечению безопасности жизни и здоровью людей.
Соответственно, расширенное заседание Совета тейпов организаторы не смогли начать в обозначенное в повестке дня время – 09:30 час.
Радость тех, кто пытался сорвать мероприятие и наблюдал за всем происходящим со стороны, уже набирала обороты, как, со свойственным ингушам пылом и умением находить решения в экстремальной ситуации, мероприятие было перенесено в другое, просторное место на свежем воздухе.

В течение двух часов наша молодежь тут же установила палатки и создала все необходимые условия для работы.

Расширенное заседание началось с приветственного слова председателя Совета тейпов РИ Мурата Даскиева в адрес представителей тейпов Ингушского народа и гостей мероприятия из числа алимов и депутатов Народного собрания Ингушетии, членов Общенародной Комиссии, известных общественных деятелей и представителей общественных организаций, в том числе и молодежных, юристов и адвокатского сообщества.

Была отмечена историческая важность для ингушского народа даты, отмечаемой 7 июля в Ингушетии, – 97-летие со дня образования Ингушской Государственности во главе с достойным сыном своего народа Идрисом Зязиковым. «И примечательно, что именно в этот день мы заслушиваем отчет Общенародной Комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территории и границ Ингушетии», — отметил Мурат Даскиев.

Затем начался основной доклад председателя Комиссии Асхаба Гойгова, во время которого на присутствующих обрушился сильный дождь. Но, работа не только не остановилась, а продолжилась с еще большим рвением.

Председатель Комиссии Асхаб Гойгов зачитывает доклад

Кто-то предложил, чтобы прочитали дуа за наших заключенных и нашу Республику. В этой прекрасной «тишине», прерываемой лишь шумом сильного дождя, где витал дух единения, представители тейпов ингушского народа и остальные участники встречи во главе с известными религиозными деятели читали дуа и молили Всевышнего Аллаха благословить ингушский народ, защитить его от врагов внешних и внутренних, дать ему силы отстаивать свои права и свободы, освободить наших ни в чем не повинных братьев и сестру, находящихся уже третий год в тюремных застенках.

Мысль о том, что этим дождем смоются все козни, интриги и хитросплетения врагов моего народа, очистится дорога для тех, кто трудится и готов трудиться на благо своей Ингушетии так и вертелась в моей голове, и, видимо, надолго там осталась.

За основным Докладом последовало мое выступление, в котором подробно говорилось о научной базе, на которой была построена работа Комиссии.

Приведу некоторые основные положения и выводы из своего выступления:

«Определение границ и территорий того или иного государственного образования – это сложный и многогранный вопрос. На протяжении длительного периода, начиная с дореволюционной России, а затем и в 1924 г., когда была образована Ингушская Автономная республика, неоднократно создавались Комиссии по определению и установлению границ Ингушетии с соседними республиками. Комиссии создавались как региональные, так и государственные, как, например в 1995 г.

Последний раз в Республике Ингушетия Правительственную Комиссию по определению границ Республики Ингушетия с Чеченской Республикой создали в 2012 году. Рабочая группа по истории, в которую вошли ученые Республики Ингушетия делали свои заключения на основании данных архивных документов и картографических материалов XVIII — начала XX в.

Их выводы были следующие:

1. Данные архивных документов и картографических материалов XVIII -начала XX в., свидетельствуют о том, что так называемая «спорная» территория современного Сунженского и Малгобекского районов Ингушетии никогда не являлась исторической территорией Чечни.

2. Исследованные нами историко-документальные материалы свидетельствуют также о том, что так называемые «спорные» территории бывшего Сунженского округа и населенного пункта Бамут являются исконно ингушскими.

3. При определении границы с Чеченской Республикой, необходимо рассмотреть вопрос о разделе земель Наурского и Шелковского районов, переданных Чечено-Ингушской АССР в 1957 г. Назрань, 2012 г.».

Подписались члены Рабочей группы по истории при Правительственной комиссии по определению границ Республики Ингушетия с Чеченской Республикой:

Арапханова Я.Я. , доцент, кандидат политических наук;
Зурабов М.А. — представитель общественности;
Сагов Р.З. — старший научный сотрудник
отдела этнологии ИНИИ ГН им. Ч.Ахриева;
Матиев Т.Х. — доцент, кандидат исторических наук;
Кодзоев Н.Д. — ведущий научный сотрудник
отдела истории НИИ ГН им. Ч.Ахриева;
Картоев М.М. — старший научный сотрудник
отдела истории ИНИИ ГН им. Ч.Ахриева,
главный специалист Госархива Ингушетии;
Гадиев У .Б. — Заместитель директора
Археологического центра при Минкультуры РИ

Доклад о границах и территории Ингушетии 2021 г

Источник здесь:

Общенациональная Комиссия по вопросам определения территорий и границ Ингушетии, как вы все помните, была создана на первом Всемирном конгрессе ингушского народа 30 октября 2018 г.Работа Комиссии началась с ноября 2018 г. и продолжается до сих пор.

Весь объем исследования охватывает более 900 страниц (и это не окончательный объем), без учета приложения, в котором собраны более 300 наиболее значимых карт, охватывающих период с 18 века и до 21 века – т.е. включая современные карты.

В целом, работа представляет собой оригинальное, научно достоверное, теоретически и практически значимое исследование. Благодаря значительному объему использованных и проанализированных оригинальных архивных документов и различных карт, в том числе и ранее не издававшихся, опубликованных источников и серьезных монографических исследований, авторы которых были далеки от политизации каких-либо исторических тем, удалось прийти к серьезным научно обоснованным выводам.

Работа Комиссии открывает новые, ранее не проработанные в истории Ингушетии темы для будущих более глубоких исследований историков, этнографов и, конечно же, тех, кто интересуется исторической географией.

Результаты работы Комиссии сегодня впервые были озвучены председателем Комиссии Асхабом Гойговым. Это доклад с приложением особо значимых 75-ти карт. Озвученный доклад является ключевой частью подготовленного исследования. За каждым тезисом и выводом в докладе стоит большой объем проделанной научной работы.

Особо следует остановиться на главной, основополагающей части представленной работы — это широкая база источников и огромный картографический пласт. Когда исследование претендует на объективность и научность, а именно так представлена, проделанная Комиссией работа, то должно быть выдержано одно из важных требований — рассматривая то или иное историческое событие, факт на базе архивного или опубликованного документа, провести критический анализ источника с привлечением иных подтверждений данного факта. А именно – дополнительные архивных материалы, нарративные (заметки или воспоминания путешественников, военных и т.п.) источники, карты, археологические данные, научные исследований по рассматриваемой теме, а также, по возможности, данные иных вспомогательных исторических дисциплин.

Именно широкий и глубокий анализ всего привлекаемого материала, логически обоснованные и аргументированные интерпретации, опирающиеся на установленные факты, могут позволить сделать научные заключения по тому или иному вопросу. При этом, интерпретируя события, явление или другие процессы прошлого необходимо включать их в исторический контекст.

Можем ли мы говорить о том, что эти требования выдержаны в работе Комиссии?

Однозначно, можем! В первую очередь, обращает на себя внимание огромный пласт использованных документов, как архивных, так и опубликованных; широкий, я бы даже сказала, исчерпывающий список нарративных источников, рассматриваемого периода, особенно 18-начало 20 вв.

Огромное место занимает историко-географические, картографические исследования в данной работе. В первую очередь привлечение такого количества карт. Смело могу сказать, что такого масштаба работа ранее не проводилась не только по истории Ингушетии, но всего Северного Кавказа.

Для работы по заданной теме были привлечены как опубликованные, так и неопубликованные архивные материалы.

Ранее неопубликованные, либо опубликованные частично документы и карты были привлечены из: Российского государственного военно-исторического архива, Российского государственного архива Военно-морского флота, Российского государственного исторического архива (в Санкт-Петербурге), Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургского филиала архива Российской академии наук, Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Отдела рукописей Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки, где документы о Кавказе разбросаны по разным фондам, Государственного архива Республики Ингушетия, Центрального государственного архива Республики Северная Осетия–Алания, Национального музея Республики Дагестан, Центрального государственного архива республики Дагестан, Ростовского государственного архива.

Например, из Российского государственного архива древних актов из одного только Фонда за период с 1780 г. по 1785 г. было привлечено 187 документов напрямую связанных с ингушами. Причем, исследователи обращались к этим документам ранее, но подавляющее их число, к сожалению, так и не было изучено и опубликовано.
Здесь и об отношениях ингушей с чеченцами, кабардинцами, грузинами, осетинами, русскими, между собой в различных ингушских обществах и т.д. При этом, даже сейчас, после того, как он был проработан Комиссией, весь этот материал необходимо изучить основательно и сделать отдельное исследование с привлечением других документов и научных работ по истории ингушей.

Широко были использованы и опубликованные документы (приводится большой перечень, использованных сборников документов):

Сотни опубликованных отдельных исследований, многотомных изданий по истории ингушей, включая работы членов академических экспедиций второй половины XVIII – начала XIX в., организованных Санкт-Петербургской академией наук: Иоганна Антона Гильденштедта (1745-1781, врач, академик Петербургской академии наук (1771), Иоганна Готлиба Георги (1729-1802, доктор медицины, академик Петербургской академии наук (1783), Леонтия Леонтьевича Штедера (путешественник), Иоганна Петра Фалька (втор.пол.18 века шведский врач и естествоиспытатель), Петра Симона Палласа (1741-1811, врач, естествоиспытатель, академик Петербургской академии наук (1767), Якоба Рейнеггса (1744-1793, изучал химию, физику, древние, европейские и азиатские языки), Генриха Юлия Клапрота (1783-1835, академик и ориенталист), Иоганна Паррота (1791-1841, естествоиспытатель и врач), Мориц Ф.Энгельгардта (1779-1842, профессор минералогии и геологии) и другие.

Также и других историков, археологов, этнографов, кавказоведов, лингвистов, географов, писателей, в том числе, и совершавших путешествие по Кавказу.

Это Андрей Михайлович Шёгрен (1794-1855, языковед, историк, этнограф, путешественник), Адольф Петрович Берже (1828-1886, историк, этнограф, кавказовед), Николай Карлович Зейдлиц (1831-1907, статистик и этнограф), Федор Иванович Леонтович (1833-1911, историк права), Николай Францевич Грабовский (1842—1904, кавказовед, этнограф), Владимир Николаевич Акимов (? — ?), Григорий Абрамович Вертепов (? – 1919, занимался археологией), Башир Керимович Далгат (1870-1934, историк, этнограф), Всеволод Федорович Миллер (1848-1913, фольклорист, языковед, этнограф, археолог, академик Петербургской академии наук (1911), Максим Максимович Ковалевский (1851-1916, историк, юрист, этнограф, социолог, академик Петербургской академии наук (1914)), Николай Петрович Тульчинский (?-?,землемер Межевого управления Терской области, ценный фактический материал о земледелии ингушей), Николай Николаевич Харузин (1865-1900, этнограф), Фома Иванович Горепекин (1874-1932, изучал ингушский народ в 8 этнографических областях – языкознание, религия, фольклор, общая культура, археология, география, история, личное открытие древнемировой письменности), Анатолий Нестерович Генко (1896-1941, кавказовед, лингвист владел ингушским языком), Евгений Михайлович Шиллинг (1892-1953, этнограф), Николай Феофанович Яковлев (1892-1974, кавказовед, лингвист, этнограф), Хаджи-Мурат Магометович Мугуев (1893–1968, писатель, революционер, написал очерк «Ингуши»), Леонид Петрович Семенов (1886–1959, лингвист, этнограф, профессор Северо-Осетинского гос.педагогического института), Евгений Игнатьевич Крупнов (1904-1970, историк и археолог, доктор исторических наук, профессор) и многие др.

Все эти исследователи в больше или меньшей степени писали об ингушах и других народах Северного Кавказа, границах их проживания, общественном строе, расселении, религии, языке и т.д.

• опубликованные нарративные источники т.е. воспоминания людей, которые долгие годы находились на военной и гражданской службе на Кавказе и хорошо знали быт и нравы местного населения, в том числе и ингушей: офицеры – Семен Михайлович Броневский (1763-1830), Пётр Григорьевич Бутков (1775-1857), Платон Павлович Зубов (ок.1796 – не ранее 1857), Иван Федорович Бларанберг (1803-1878, служил в генштабе на Кавказе), Александр Петрович Ипполитов (?-?, писал о религиозных течениях у ингушей), М.А.Селезнев (? — ?), Иван Иванович Пантюхов (1836-1911, военный врач), и многие другие. Я зачитала лишь наиболее известных авторов.

• 12-томное дореволюционное собрании «Акты Кавказской археографической комиссией» (АКАК), в которых содержатся ценные сведения, касающиеся российской политики на Кавказе (1866-1904 гг.), в том числе и документы по истории, этнографии, религии ингушей, о взаимоотношениях с соседними народами, миграционные процессы и многое другое.

• «Сборник сведений о кавказских горцах» (ССКГ) и «Сборник сведений о Терской области», которые имеют огромное значение для изучения истории и этнографии ингушей, в первую очередь, ввиду того, что в этих сборниках публиковались работы известных ингушских и чеченского исследователей – Чаха Эльмурзиевича Ахриева (1850-1914), Асланбека Бунуховича Базоркина (1852-1890, первый ингушский литератор, в своей работе Горское паломничество» передает ценные историко-этнографические сведения), У. Лаудаева.

• Этнографические сборники (с 1850 гг., когда был создан Кавказский отдел Русского географического общества): «Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества» (1852-1916); «Известия Кавказского отдела Императорского Русского географического общества» (с 1872 г.), «Кавказский календарь» (1845-1917) и другие.

• «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» (изд.в Тбилиси в 1881-1929), Этнографическое обозрение» (1889-1916),

• Периодическая печать. В основном это газеты «Терские ведомости», «Терек», «Кавказ» (1846-47гг.статьи, посвященные ингушской тематике), «Терский край», «Терская жизнь», «Северный Кавказ», «Терский сборник» (1890-1910), и многие др. Так, благодаря Санкт-Петербургскому ученому к.и.н. Макке Албогачиевой значительная часть материалов об ингушах из газеты «Терские ведомости» были опубликованы в трёх сборниках материалов «Об Ингушетии и ингушах» за период с 1868-1917 гг. Это историко-этнографические и публицистические материалы, приказы по Терской области и т.д.

• Кроме того, были привлечены издания с опубликованными мемуарами путешественников по Кавказу в том числе и европейских. Например, «Европейские дневники 13-18 веков», где в отдельный раздел выведены европейские нарративные источники, в которых собраны различные сведения об ингушах и многие другие.

Теперь хотелось остановиться на таком важном и содержательном историческом материале, как карты.

На протяжении всего периода работы, членами Общенародной Комиссии было изучено не менее 5 тыс. различных карт, охватывающих исторический период, начиная с 18 века и до наших дней – т.е. карты 21 века. Все они научной направленности. Среди них встречались, конечно, и однотипные. В таких случаях проводился сравнительный анализ и выбиралась наиболее качественная и более полная по содержанию карта.

Для работы Комиссии были привлечены не только общегеографические и физические карты, но и тематические, такие как: исторические, военно-исторические, военные (например, карты военных штабов Кавказской армии 18-19 вв.), политические, топографические, климатические, карты полезных ископаемых и природных зон, ботанические карты, научно-справочные, по отдельным регионом и т.д.

Многие карты были заказаны в разных российских архивах, которые я уже выше назвала. Широкое применение нашли и различные опубликованные атласы Российской Империи, начиная с 18 века, а также дорожные карты Российской Империи, военно-топографические карты времен Кавказской войны и т.д.

За пределами России, удалось получить копии карт с указанием народностей Северного Кавказа из грузинских и немецких архивов.

Если раньше у исследователей возникали сложности с получением копии карты из архивов и библиотек европейских стран и это было практически невозможно из-за удаленности, то сегодня десятки тысяч карт, хорошего качества и разрешения находятся в свободном доступе на специализированных ресурсах в сети Интернет.

Поэтому, все наиболее значимые Интернет ресурсы, на которых были выложены карты, были скрупулезно изучены членами Комиссии и необходимые для работы карты скопированы. Например, в свободном доступе оказалась карта северокавказского региона, размещенная на сайте Библиотеки Министерства обороны Испании, также много карт было найдено на сайтах Национальных библиотек Франции, Испании, Британии.

Все ссылки на эти Интернет ресурсы в исследовании Комиссии есть, и каждый желающий может самостоятельно проверить или посмотреть все эти карты.
Самая ранняя по времени из использованных в работе карт – это карта 1728 года российского географа, этнографа, военного деятеля, немца по происхождению Иоанна Густава Гербера (ок. 1690–1734).

В 1728 году Иоанн Гербер по поручению начальства составил карту и подробное описание кавказского побережья Каспия от г. Астрахань до реки Куры с населявшими его народами. Карта называется «Карта Каспийского побережья от Волги до Куры».

Привлекалась также и его рукопись «Записки, о находящихся на западном берегу Каспийского моря, между Астраханью и рекою Кура, народах и землях и об их состоянии в 1728 году».

Самая большая карта из тех, что были заказаны в архиве – это карта Кавказского края 1838 г. на 80-ти листах, размером 4 метра на 6 метров, Комиссию интересовала в ней та часть, которая имела отношение к ингушам, отрывок из этой карты есть в приложении к основному докладу.

Об одной очень интересной находке хочется сказать отдельно. Это арабоязычная «Карта подвластных Шамилю горских народов», так называемая карта Шамиля, составленная в 1856 году чеченцем Юсуфом Сафаровым из Алдов, служившим у имама Шамиля военным-инженером, но после опалы бежавшим на русскую сторону в крепость Грозную, а вторая – это ее русскоязычный перевод. Карта эта была переведена Линевичем и издана в 1872 г. в Сборнике сведений о кавказских горцах (ССКГ вып. VI.)

Эту уникальную находку члены Комиссии обнаружили в Национальном архиве Грузии. На карте показана вся территории расселения ингушских обществ на тот период, которая никак не укладывается в доселе навязываемом нам оппонентами варианте. Эта карта имеет право претендовать на полную объективность, поскольку ни у того, кто её составлял (Юсуфа Сафарова), не тем более Шамилю, не было необходимости смещать границы расселения или скрывать места проживания того или иного народа, ингушских или чеченских обществ. Эта карта была изготовления для Шамиля, и её точность была обязательным условием. Эта важная для истории ингушей карта, благодаря работе Комиссии, впервые вводится в научный оборот с подробным её описание и выходными данными.

В целом, общий анализ использованных в работе Комиссии карт за период с 18 в. по 21 век, позволяет нам сделать заключение, что нет ни одного научного исследования, как по отдельным регионам, так и по всему Северному Кавказу в целом, с привлечением такого количества научных общегеографических и тематических карт.

В прочитанном докладе невозможно было, как вы понимаете, вместить все привлеченные для работы архивные материалы и нарративные источники, озвучить все тезисы и выводы. Поэтому, полное исследование готовится к изданию. Это будет двухтомная монография. Сегодня здесь, вы видите один рабочий экземпляр этого объемного труда. На страницах этой работы вы найдете многие развернутые ответы на самые важные вопросы истории ингушей, особенно, начиная с 17 века и до наших дней.

Как вы все понимаете, результаты проделанной работы имеют высокую научную значимость. Это возможность для новых научных изысканий для широкого круга исследователей. Особенно важно обратить внимание молодых ученых и студентов исторического факультета на представленные архивные документы и географические карты, введенные в научный оборот. Важно использовать их в особенности по таким направлениям как источниковедение, историография и историческая география, этнография.

В целом, работа Комиссии была плодотворной, хотя и очень сложной. Предстоит еще очень и очень многое сделать. Но все же, важные и нужные шаги для нашей исторической науки были сделаны. Дальше нужно углубляться и расширяться по всем вопросам. Тесно взаимодействовать с государственными учебными и научными учреждениями. Необходимо будет открыть доступ к документам и картам, особенно нашим молодым ученым, чтобы они могли продолжить начатую работу по всем направлениям.

В завершении хотелось бы выразить признательность председателю Комиссии Асхабу Гойгову, который был настоящим локомотивом для всей команды и пожелать дальнейших творческих успехов всей группе исследователей из числа членов Общенациональной Комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территории и границ Ингушетии».

После моего выступления, слово было предоставлено известному адвокату и юристу Магомеду Бекову, в котором он дал оценку основному Докладу Комиссии с правовой точки зрения.

Высокую оценку озвученному Докладу и работе Комиссии дал и депутат Народного собрания Ингушетии Бейал Евлоев.

Чрезвычайно важными стали выступления представителей орстхой (карабулаки), проживающих в Республике Ингушетия, которые единогласно обозначили свое кровное родство и единство с ингушским народом, общность истории и подчеркнули свое безусловное желание оставаться «орстхо по происхождению и ингушами по национальности».

Итоговой частью расширенного заседания Совета тейпов стало выступление заместителя муфтия Республики Ингушетия Магомеда Хаштырова, который озвучил решение Алимов Ингушетии по итогам работы Комиссии.

В своем заключительном слове председатель Совета тейпов Мурат Даскиев от имени Совета тейпов дал высокую оценку работе Комиссии и зачитал Резолюцию расширенного заседания Совета тейпов Республики Ингушетия, которую единогласно члены Совета тейпов приняли за основу.

В тексте Резолюции говорится: «Совет тейпов Республики Ингушетия на расширенном заседании 7 июля 2021 года с участием приглашенных депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия, представителей духовенства, общественных организаций, интеллигенции заслушал доклад Общенациональной комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением границ Ингушетии, образованной Всемирным конгрессом ингушского народа 30 октября 2018 года (в части разграничения территории с Чеченской Республикой).

Доклад получился объемным, в ближайшее время его планируют опубликовать.

В целях защиты основополагающих прав и законных интересов народа Ингушетии, сохранения и развития добрососедских отношений с народами сопредельных регионов, укрепления гражданского мира и согласия на Северном Кавказе Совет тейпов Республики Ингушетия решил:

1. Доклад Общенациональной комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территорий и границ Ингушетии, признать исторически, политически и юридически обоснованными и являющимся основанием для справедливого решения пограничных вопросов Ингушетии с сопредельными регионами.

2. Полностью одобрить и поддержать оглашенное на данном заседании заключение алимов и религиозных деятелей Республики Ингушетия о несоответствии нормам Ислама и Шариата действий лиц, подписавших от имени Республики Ингушетия Соглашение об установлении границы с Чеченской Республикой от 26 сентября 2018 года, и поддержавших это соглашение.

3. Направить данный доклад в федеральные органы государственной власти, органы государственной власти Республики Ингушетия и сопредельных субъектов РФ, опубликовать его для всеобщего сведения в средствах массовой информации и сети Интернет.

4. Выразить от имени народа Ингушетии благодарность членам Общенациональной комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территорий и границ Ингушетии, за проделанную работу и предложить им опубликовать полный доклад по вопросам определения территории и границ Ингушетии».

Завершилась встреча прочтением дуа и салавата Пророку Мухаммаду (с.а.в.).

Анжела Матиева
Кандидат исторических наук, член Ассоциации медиевистов России (с 1997г.) член Санкт-Петербургского Союза ученых (с 2003г.),

4.2 5 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии