На расширенном заседании Совета тейпов 7 июля был обнародован результат работы «Общенациональной комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с определением территорий и границ Ингушетии». Комиссия была образована на Всемирном конгрессе ингушского народа 30 октября 2018 года. В ее 900-страничном докладе на широчайшем документальном материале была последовательно рассмотрена история территориального и политического развития Ингушетии на протяжении последних полутора веков.

«Фортанга» побеседовала о принципах работы Комиссии, ее составе, результате и дальнейших планах с ее председателем Асхабом Гойговым.

Фортанга: В Комиссию вошли историки, юристы, землеустроители, кадастровые работники, архивариусы, экологи, религиозные и общественные деятели. Какая функция была у каждого из этих специалистов?

Асхаб Гойгов: Изначально в Комиссию вошли 28 человек. Наша работа строилась по принципу «от каждого по способностям». Все работали добровольно. Работа экологов была связана с претензией о якобы незаконной постановке на кадастровый учет земельных участков руководством заповедника «Эрзи» на территории Бамутского лесничества.

Кадастровые инженеры, опираясь на дежурные кадастровые карты, помогли наконец выяснить, какие площади отошли Чечне в результате Соглашения — 34 тысячи гектаров!

Юристы рассмотрели все события 20-21 веков, связанные с передачей участков в пользование, с заповедником, с оформлением документов, с референдумом 1991 года по поводу трех районов, вошедших в состав Ингушетии. Религиозные деятели дали обоснование на случай шариатского разбирательства по данному вопросу. В своем заключении они признали Соглашение с Чечней от 26 сентября 2018 года несоответствующим нормам Ислама и Шариата.

Общественные деятели помогали нам выстроить работу с учетом политического опыта прошлых десятилетий, а также оценили черновой вариант доклада.

Конечно, основную работу провели историки. Они обобщили все материалы, касающиеся границ и исторических событий 17-21 веков, имеющиеся в архивах республики и за ее пределами — в Северной Осетии, Дагестане, Грузии, а также в электронных архивах. Картографы помогли разобраться в картах и установить достоверность некоторых из них. Были изучены все карты с учетом преемственности их изменения. Были проанализированы все процессы за последние 150-200 лет.

Ф: К каким выводам удалось прийти? Нашлись какие-то новые бескомпромиссные аргументы?

А.Г.: Когда все это собрано воедино и упорядочено, создается тревожная картина. Если проследить, как исконно ингушские территории отходили к Чечне и Осетии, то самый главный маркер этого процесса – изменение плотности населения. В 1926 году лучшие условия были в Ингушской автономной области – 23 чел/км²; в Осетии – 24 чел/км², в Чечне – 28 чел/км². Сейчас у нас плотность 166 чел/км² – выше, чем в любом другом регионе, кроме городов федерального значения. В Чечне – 91 чел/км², в Северной Осетии – 86 чел/км². Можно обсуждать сколько угодно обоснованность требований ингушей, но по плотности населения все очевидно.

Еще в царской России при работе Комиссии по разбору личных и поземельных прав горцев действовало правило: при недостаточных доказательствах спорящих сторон земля отдается тому племени, которое больше нуждается в земле. Это разумный принцип, воплощающий идею справедливости государства. В данном случае его проигнорировали.

Ф: Что нового, неожиданного было обнаружено в ходе работы Комиссии?

А.Г.: На базе Карабулакского участка, упраздненного в 1866 году, был создан Сунженский казачий округ. В связи с этим обнаружилось очень много интересных деталей, связанных с переходом ингушских обществ в другие округа. И, конечно, становится очевидно, что исторически Сунженский район должен принадлежать Ингушетии.

Ф: Что дала так называемая «карта Шамиля»?

А.Г.: «Карта Шамиля» составлена для турецкого султана чеченцем Юсуфом Сафаровым, служившим у Шамиля военным инженером, но была перехвачена в Грузии и попала в российскую администрацию.

Какие бы доводы мы ни приводили, наши оппоненты отвечают: «Это сказал какой-то немец, это сказал какой-то поляк. Для нас это нерелевантно». В данном случае сказал мусульманин, чеченец, и он обозначил на этой карте ингушские общества и общества, входившие в Северо-Кавказский имамат. К карте прилагается специальная таблица, по которой видно, на сколько частей разделен Дагестан. В ней есть специальная графа «Ингушское разделение», и в нем перечислено пять округов – «Марджъй», «Гъалгъай», «Инкушъ», «Калашъ», «Карабулакъ». Все спорные округа на этой карте обозначены как ингушские! Карта ставит последнюю точку в вопросе исторической принадлежности этих земель.

Ф: Каковы дальнейшие планы и конечная цель Комиссии?

А.Г.: Цель – восстановление законности и исторической справедливости. Сейчас завершился промежуточный этап работы. Мы сделали синопсис большого доклада, чтобы поскорее донести до общественности наше видение. Мы хотим, чтобы изложенные факты стали общеизвестны и в Чечне, и в Ингушетии, и чиновникам федерального центра, которые, мы надеемся, вернутся к рассмотрению этого вопроса.

Мы понимаем, что у чеченской стороны будет другое видение, какие-то положения будут оспорены. Это нормальный процесс, и мы готовы изучить их доводы и представить свои возражения. Таким образом мы рассчитываем на сближение позиций и приближение к истине. Только в этом случае можно рассчитывать на снятие напряженности в этом вопросе. Руководители субъектов должны учесть все исторические, юридические, демографические, экономические аспекты. И прийти к решению, которое было бы поддержано в широких народных массах. Через два-три месяца выйдет в свет монография с полным исследованием. Комиссия будет работать в постоянном режиме, ведь каждый день обнаруживается что-то новое.

Беседовала Мила Цвинкау

5 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии