Прошло почти три года с момента назначения Калиматова, пожалуй самого аморфного и незаметного губернатора в СКФО. 

Можно лишь предполагать, что именно является основным хобби главы, помимо предписанных федеральным центром привилегий в виде откатов. По слухам, Махмуд-Али любит рыбалку с самарскими коллегами, которые теперь осваивают бюджет республики и ведут нас в «светлое»будущее. Говаривают, рыбалка сопровождается обильными застольями, но я лично не видел, фантазировать не буду. А из того что видел, лучше всего у Калиматова получается танцевать лезгинку. 

В момент гарцевания на его лице яркие эмоции, а в движениях чувствуется лёгкость. С такой страстью и искрами в глазах нужно выступать на сцене. Но, увы, Калиматов не артист, а очередной наместник Кремля, который танцует на костях Ингушетии. И кости региона громко хрустят, но не от нехватки кальция, а от тяжести «танцоров» с непомерными аппетитами.

Одна из последних трат: 35 миллионов рублей на празднование 30-летия возрождения государственности Ингушетии. Звучит красиво и даже символично: по одному лимону на каждый прожитый год и пять миллионов сверху как я уже указывал, аппетит вещь неуемная. 

        Так что же мы празднуем и, главное, за чей счет банкет? Какими достижениями  может похвастать республика за 30 лет? 

По качеству жизни регион стабильно делит последние места с Тывой. В республике официально самые низкие зарплаты в СКФО, но зато самая высокая безработица в стране.
На начало мая, жителям Ингушетии официально недоплатили зарплат на 2,8 миллионов рублей.

Идем дальше: проблема водоснабжения. Сколько я себя помню, столько у нас в республике длительные перебои с питьевой водой, а летом, воды нет вообще во многих населенных пунктах. Решить вопрос водоснабжения обещал нам каждый глава, начиная с Аушева. Не исключение и Калиматов. Это было его одним из первых обещаний после вступления в должность. При этом, в январе 2021 года на решение проблем с питьевой водой в Ингушетии было выделено 104 млн рублей. Деньги, по сообщению пресс-службы главы и правительства Ингушетии, были направлены на строительство и реконструкцию водопроводных сетей в Малгобеке, а также селах Сунженского и Малгобекского районов.

Отгадайте с одного раза, решилась ли проблема? Решилась бы, если бы хотели, но жители Ингушетии регулярно жалуются на отключения воды. А значит, воз и ныне там. При этом, оплату за воду от жителей требуют. И при этом, МУП «Водоканал» хронически должен работникам их собственные зарплаты.

Экология. Никто не следит за состоянием окружающей среды. Нет единой канализации и очистных сооружений. Река Сунжа давно стала местом сброса канализационных вод. Занимаются этим как местные жители, которые прямо из своих домов сливают канализационные отходы в реку, так и организации и последние, куда в больших масштабах. И речь не только о канализационных отбросах, но и отходах производства, которые могут быть опасны для людей и животных. 

Жители Ингушетии неоднократно жаловались, что из канализации алюминиевого завода, расположенного в селе Али-Юрт недалеко от столицы, разливаются неочищенные сточные воды прямо селу. При этом, сам завод по производству алюминиевых сплавов был построен, несмотря на протесты жителей Али-Юрта, обеспокоенных его негативным влиянием на экологию. Помню, как первый заместитель председателя правительства Ингушетии Магомед Евлоев заявлял, что завод будет работать «только в случае отсутствия вреда для населения».

Что интересно, генеральным директором обоих заводов является Магомет Тумгоев – бизнесмен, и, с недавних пор, новый спикер ингушского парламента. 

Образование. Недавно Калиматов  отчитывался что не может ликвидировать двухсменку в республике, а ведь у нас до сих пор немало школ с трехсменкой! А совсем недавно я прочел, что родители учащихся одной из школ в селение Троицкое пожаловались на отсутствие спортзала в школе. То есть дети на уроке физической культкры сидят в классе и в тетрадях пишут про эту самую физическую культуру, не имея возможности ею заниматься в течение всего периода обучения в школе. 

Здравохранение. Ни для кого не секрет, что медицина в Ингушетии на таком уровне, что способна убить уже мертвого. Многое остается за кадром, но громкие истории халатности врачей перинатального центра, которые привели к гибели или увечьям пациенток, тому подтверждение. Когда истории приобрели слишком большой резонанс и утаить шило в мешке уже было невозможно, Калиматов рапортовал о том, что главврач перинатального центра будет уволена по собственному желанию. Почему уволена, непонятно, женщина должна была, как минимум, быть уволена по статье, с невозможностью возвращения в профессию, а как максимум, пойти под суд. 

Но Людмила Халухаева не понесла наказания, так еще и вернулась на работу в Перинатальный центр. Правда, в качестве обычного врача. Дети рождаются почти в каждой семье и вряд ли кто-то захочет попасть в руки “мясников в белых халатах”.

Да, бывают врачебные ошибки, их не избежишь, но когда это становится хроникой, оставлять таких врачей в профессии — это плевок в лицо каждым родителям и каждому младенцу в этой республике.

Есть и “хорошие”  новости: в канун дня возрождения республики из Ингушетии на Донбасс отправили 100 тонн гуманитарной помощи. Лично Чайка прилетал на празднование для Республики и слушал соловьиные трели Баскова с Михайловым, гонорары которых обозначаются шестизначными числами. 

В плюсе остались все, кроме жителей республики. И тут возникает резонный вопрос: где подарки для именинницы?

Это празднование напоминает затратную свадьбу, в которой бедные молодожёны с размахом отметили начало супружеской жизни, а на второй день после гуляний гости разошлись, и  суженый вместе с ряженой остались в большом минусе. А ведь дом ещё не достроен и колодец не вырыт, но свадьбу сыграли в дорогущем ресторане (один раз ведь живём) и все были в красивых нарядах.

В следующий раз,  прежде чем выкидывать на ветер 35 «кровных» миллионов рублей, предлагаю Калиматову (или его преемнику) тщательно изучить практику трат государственных денег в развитых странах. Например, в испанской Валенсии, ежегодно 7 миллионов евро из бюджета  распределяют сами жители города. Такая практика называется «бюджет участия», она  распространена в США, Испании, Франции, Португалии и с 2017 года применяется в Украине. 

После вступления в должность, Калиматова прозвали в народе “директором ЖКХ”, главным образом, потому что он нарочито избегал любого упоминания репрессий в отношении гражданского общества, которые в этот период накрыли Ингушетию, а все внимание сосредоточил на решении социальных проблем. Ок. Социальные, значит социальные, раз уж о репрессиях молчим. Но прошло почти три года с момента назначения Калиматова — это большая часть его первого срока на посту главы Ингушетии, за это время мы наглядно убедились, что даже директор ЖКХ из Калиматова хуже, чем танцор. Ни одна из обозначенных им же самим три года назад проблем до сих пор не решена. 

Впереди еще два года и, возможно, новый срок на посту главы, впереди еще много трат (растрат), новые празднования новых дней республик. И я не против зрелищ, но дайте людям хлеба сперва, наладьте их быт, удовлетворите первоочередные нужды.

Говорят, вы добрый и хороший человек, Махмуд-Али Макшарипович, но хороший человек — не профессия, как говорил ваш предшественник — Юнус-Бек Евкуров.

Подумайте, есть ли достижения в Ингушетии, которыми мы можем гордиться и можем ли мы себе позволить тратить такие суммы из бюджета, когда перед нами стоят гораздо более важные задачи.

Подумайте, как решить проблемы с трехсменкой в школах, отсутствием водоснабжения, плохим качеством здравоохранения и многими-многим другим. 

Умар Исмаилов

 

4.6 5 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии