Следствие по лидерам протеста в Магасе, заведомо зная о том, что второе гражданство Ахмеда Барахоева аннулировано, обвинило его сокрытии факта его наличия. Об этом Фортанге сообщила адвокат Фатима Урусова. По ее словам, следствием по делу об ингушских протестах был направлен запрос в МВД Казахстана относительно второго гражданства Ахмеда Барахоева, на что сразу же был получен ответ о том, что по закону Республики Казахстан, гражданство этой страны утрачивается с получением подданства другого государства. Но несмотря на это, в конце ноября 2019 года, Ахмеду Барахоеву было предъявлено обвинение по статье “Неисполнение обязанности по подаче уведомления о наличии у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства”.

“То есть второго апреля 2019 года нашему следствию уже было известно о том, что казахстанское гражданство отменяется автоматически при наличии второго гражданства, тем не менее бурная деятельность следствия привела к тому, что в конце ноября того же года Ахмеду Барахоеву вменяют вот это преступление”. 

Как сообщает Фатима Урусова, по факту утрата казахстанского гражданства произошла, как только Ахмед Барахоев в 2002 году получил российский паспорт, просто  документальное оформление утраты инициировано 2 апреля 2019 года. При этом адвокат говорит о “смехотворности” данной статьи в контексте вменяемых Барахоеву преступлений –  Ахмеда Барахоева и других лидеров протеста обвиняют в организации применения насилия в отношении представителей власти и создании и участии в экстремистском сообществе. Статьи подразумевают наказание до 10 лет лишения свободы каждая.

“Это серьезное преступление уголовного кодекса – до года лишения свободы, – говорит Фатима Урусова, но в ситуации с Ахмедом, лишение свободы до года – смешно по сравнению с тем, что ему сейчас вменяют”.

Следствие по “Ингушскому делу” недавно выделено в отдельное производство, но, по словам Фатимы Урусовой, обвинение в утаивании второго гражданства в отношении Ахмеда Барахоева также зафиксировано в фабуле обвинения в списке прочих статей. 

“На момент продления ареста 3 апреля 2020 года в ходатайстве следствия, эта статья также “висит”, – возмущается Фатима Урусова. И следствие обосновывают необходимость содержания под стражей Барахоева, вот таким внушительным списком преступлений. Хотя уже год назад следствие знало о том, что гражданства нет”.

О том, что следствие обвиняет Барахоева в преступление, заведомо зная о несостоятельности обвинения, стало известно на заседание по продлению меры пресечения под стражей свыше 12 месяцев, которое состоялось 3 апреля 2020 года. Фатима Урусова вспоминает аналогичный случай в “ингушском деле”, когда защита случайно обнаружила в документах постановление о том, что местом территориального производства обозначен Магас, но по факту все действия в отношении обвиняемых проходили в Нальчике.

“Нам стало понятно, что территориальная подсудность нарушена неоднократно. Мы об этом говорили естественно, но они вынесли следом постановление о том, что местом производства считается Ессентуки и стали в Ессентуках продлевать.  Вот точно так, мне кажется, по аналогии с этим случаем из-за неизвестно откуда взявшегося постановления, проскочила эта бумажка в деле. Кто-то ее подшил, не представляя к каким последствиям это может привести”.

По словам Фатимы Урусовой, в “Ингушском деле” очень много нарушений, на которые ни суд, ни следствие не обращают внимания, несмотря на увещевания адвокатов. Она считает, что право в России “погибает”.

“Год уже длится это дело. За этот год, конечно, я не могу сказать, что у меня были какие-то иллюзии в отношении следствия, – делится собеседница. Но эта ситуация, в полной мере, показывает соответствие реальности и вымысла. Это просто очень яркая иллюстрация необъективности следствия”. 

Ахмед Барахоев лидер протестного движения против соглашения о новых границах, заключенного между Евкуровым и Кадыровым. В марте 2019 года на митинге В Магасе произошли стычки между силовиками и митингующими, в результате которых было начато масштабное уголовное преследование активистов протеста. Рядовых фигурантов митинга обвиняли в применении насилия в отношение представителей власти, а лидеров в ряде статей уголовного кодекса, в том числе и в создании и участии экстремистского сообщества и применении насилия в отношении представителей власти. По “Ингушскому делу” 22 человека получили реальные тюремные сроки и еще более 20 находятся под арестом. Многие активисты вынуждены скрываться за границей. 

Правозащитный центр “Мемориал” признал дело политическим, а семерых лидеров протеста – политзаключенными.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments