Коронавирус. Это слово ворвалось в наш обиход и уже, казалось бы, прижилось в нашем лексиконе. Мы уже всё знаем о коронавирусе и у нас определилось к нему своё отношение. Но ситуация с этим в нашем регионе складывается неоднозначная.

В марте указом Президента РФ была объявлена выходная неделя, а за ней уже последовал и карантин до конца текущего месяца, и скорее всего его срок будет только продлеваться в силу объективных причин.

Люди не верили. В силу разных причин: здесь и недоверие к властям и официальной информации, и недостаточная информационная работа и халатное отношение к жизни и здоровью. Пропажа 4-летней Рабии Оздоевой показала, что наши структуры не готовы к поискам ребенка в условиях карантина. По разным данным, на поиски в с.п. Нестеровское собралось около 4000 человек со всей республики. Как стало известно позднее, среди них были лица с явными признаками COVID-19.

Рынок. Несмотря на указ Президента РФ о карантине до 30 апреля, первая информация о том, что можно потихоньку работать на рынке появилась еще в начале апреля. Да, и некоторые рынки у нас работают, хотя изначально была информация о том, что во время карантина работать будут только продуктовые магазины и аптеки.

Похороны. Несмотря на многочисленные обращения, как представителей власти с мониторов и экранов, так и обычных граждан с больничных палат, люди продолжают собираться в больших количествах на мероприятия, провоцируя рост количества заражений. Недавние похороны в семье известного богослова шокировали своей многочисленностью, несмотря на то, что на тот момент в республике было зарегистрировано 10 смертей от коронавируса. Сегодня их уже 18. Хотя, у многих есть подозрения, что цифра сильно занижена и смертей от коронавируса больше, чем об этом указано в сводке Оперштаба РИ.

Работа Оперштаба. Почему это важно? Потому, что эта работа с населением, которая в достаточной для себя степени определяет дальнейшее развитие событий, верно ориентируя людей в нужном направлении в целях самосохранения. Но что происходит на деле? Корни этого вопроса уходят в Минздрав, который оказался не готов столкнуться с таким объемом работы, хотя рапортовал главе о полной боевой готовности. Когда хлынула волна инфицированных, бессилие Минздрава выразилось в незащищенности медперсонала, неподготовленности безопасных шлюзов для переодевания медиков, нехватке индивидуальных средств защиты, медикаментов, непроработанной маршрутизации и отсутствие четкого инструктажа для персонала. В итоге при первой же вспышке коронавируса мы получили результат — треть заразившихся медики.

Кроме этого, к нам в обратную связь поступило множество жалоб от пациентов о том, что тестирований на COVID-19 проводится крайне мало, многим пациентам с явными признаками коронавируса в тестировании отказывают и направляют на КТ-диагностику, но КТ не способна выявить COVIDна ранних стадиях развития. В итоге люди, уверенные, что с ними всё в порядке отправляются домой и, заразив всех, кого возможно, через неделю попадают в больницу, но уже в осложненном состоянии.

Все эти действия искажают реальную картину по статистике по всем пунктам.

Что делать? Принять действительность. То, что COVID-19 это не выдумка, а самая настоящая реальность многие убедились лично. “Ковидатеистов” в республике стало гораздо меньше, но серьезнее относиться к себе стали немногие. Беспечное поведение жителей Ингушетии с момента регистрации первого случая, не оставляет надежды на то, что нас “пронесет” без потерь, но еще не поздно, развитие событий, в большой степени, зависит от нас. Мы должны, как никогда, отдавать отчет своим поступкам. И чем осторожнее мы будем, тем быстрее нам удастся сгладить вспышку коронавируса, избежав при этом печальных последствий.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments