«Зашептал женский голос:
— Сегодня ночью ингуши будут грабить город…
Слезкин дернулся в кресле и поправил:
— Не ингуши, а осетины. Не ночью, а завтра с утра.
Нервно отозвались флаконы за стеной.
— Боже мой? Осетины? Тогда это ужасно!
— Какая разница?…
— Как какая?! Впрочем, ведь вы не знаете наших нравов. Ингуши, когда грабят, то… они грабят. А осетины — грабят и убивают…»

«Записки на манжетках». М. Булгаков.

Примерно такой же женской логикой руководствовались заместитель Генерального прокурора России Кикоть А.В., подавая ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела в отношении лидеров народного протеста Ингушетии в 5-й кассационный суд общей юрисдикции, и судья Чекмарев М.А., удовлетворяя это незаконное, необоснованное и немотивированное с точки зрения Конституции РФ и УПК РФ, ходатайство.

Вообще законодатель, проводя реформу судебной системы России, ввел новый уровень судебной иерархии — кассационные суды. И обоснованно считал, что эти суды помогут остановить тот правовой беспредел, который творят суды в субъектах страны. Но очевидно, что хорошая по сути новелла провалилась, потому что кадры остались те же — старые. И получилось как в известном анекдоте: чтобы русские не начинали делать, на выходе получается автомат Калашникова.

С большим трудом Генпрокуратура РФ, переломив через колено профессиональную гордость, честь судей 5-го кассационного суда, добилась своего. Судьи поломались для приличия немного и нагнулись. Судья Чекмарев М.А. согласился с мнением государственного советника 1-го класса Кокотя А.В., что все, без исключения, федеральные судьи Республики Ингушетия не обладают «объективностью и беспристрастностью» и что проведение судебного процесса в Ингушетии, т.е. там где он и должен проходить по закону на основании ст.8, ст.31, ст. 32 УПК РФ во взаимосвязи со ст.37 Конституции РФ, приведет к массовым беспорядкам и мятежу. И постановил: судебный процесс над общественниками Ингушетии провести в городе-курорте Кисловодске.

Логика, конечно, очень странная. Возможно это поможет не допустить массовые беспорядки в Ингушетии, но поможет ли это предотвратить массовые беспорядки в самом Кисловодске? На нарушит ли приезд огромного количества жителей Ингушетии, журналистов оппозиционных СМИ, в том числе и иностранных корреспондентов, тишину и покой российских граждан, которые приезжают в этот тихий курортный городок со всех концов нашей страны поправлять свое здоровье?! В том числе очень любит здесь отдыхать спикер Совета Федерации В.И. Матвиенко.

Вообще непоследовательные действия сотрудников Генпрокуратуры, поддерживающих обвинение и сотрудников 2-ой службы ФСБ по защите конституционного строя, которые ведут оперативное сопровождение этого уголовного дела, у любого мыслящего лица, следящего за этим делом, должны вызывать когнитивный диссонанс.

С одной стороны, руководителей общественных организаций Ингушетии обвиняют в совершении тяжких преступлений против конституционного строя и безопасности страны, в том числе, в создании экстремистского сообщества, которое поставило перед собой цель — захват власти в отдельном субъекте России. С другой стороны, сам ход предварительного следствия тщательно скрывается от общественности страны. Никакой информации о таком резонансном масштабном преступлении нет ни на телевизионных экранах, ни на страницах газет. Полное игнорирование со стороны российских СМИ. Например, ДТП с участием пьяного народного артиста М. Ефремова так вообще не ходит с экрана телевизора и занимает весь прайм-тайм вех ток-шоу страны.

И напротив, личность замдиректора ингушского музея Саутиевой Зарифы, которая, по мнению следователей СК, Генпрокуратуры РФ и ФСБ России, якобы организовала массовое насилие в отношении 68 бойцов СОБРа и ОМОНа, никого в стране вообще не интересует. Даже сценаристов российских многосерийных телефильмов. А ведь можно было бы создать неплохой боевик, который изменил бы в сознании граждан России представление об образе музейного работника, как скучного и неинтересного субъекта, не способного на настоящий «Thresh».

Или личность бывшего доцента питерского университета Чемурзиева Бараха, который по мнению генерала-лейтенанта ФСБ Зубова, организовал несколько боевых диверсионных групп и планировал захват зданий правительства РИ и резиденции Главы Ингушетии Евкурова Ю.Б. Правда, этот «чекист» не развил дальше свою мысль, с какой целью доцент хотел это сделать: либо организовать в резиденции вечеринку, пригласив туда своих многочисленных питерских друзей, и уничтожить запасы алкоголя, запасенные раннее другим генералом ГРУ, либо позвонить Президенту страны и поставить последнего перед фактом, что теперь он — Чемурзиев, новый глава Ингушетии. Правда эти фантазии Зубова не воодушевили следователей и даже они отнеслись критически и посчитали, что это, пожалуй, будет перебор.

Ну, а если серьезно, то действия прокуроров вполне осмысленны и имеют свою логику. Уголовное дело сфабриковано, результаты ОРМ сфальсифицированы. Прокуроры понимают, что в состязательном процессе при объективности судей обвинение развалится, а это не простят заказчики.

Поэтому готовясь к будущему судебному процессу, они стараются создать максимальные трудности для стороны защиты, в том числе с обеспечением привода свидетелей защиты. Свидетелей защиты будет не меньше сотни, проведение процесса в Кисловодске за 250 км от места жительства свидетелей создаст реальные организационные проблемы для доступа свидетелей. Каждый свидетель будет вынужден ездить в Кисловодск, проезжая через 5 контрольно-пропускных пунктов, пересекать территорию 4-х субъектов страны и точно также возвращаться обратно. Такую же процедуру предстоит проходить и защитникам обвиняемых и их родным.

Кроме этого, изменение территориальной подсудности уголовного дела красноречиво сообщает о более серьезной проблеме силовиков СКФО. Руководители федеральных органов силовых структур СКФО действительно не контролируют ситуацию в Ингушетии. Фактически нынешние руководители МВД, ФСБ, прокуратуры и СК, перенося судебный процесс за пределы республики, расписались в собственном бессилии, неспособности управлять ситуацией и эффективно исполнять свои должностные обязанности. Они просто боятся. И это должно быть основанием для высшего политического руководства страны сделать соответствующие выводы в отношении этих руководителей.

Проведение этого процесса именно на территории Ингушетии сигнализировало бы и населению республики, и критикам со стороны оппозиции о наличии сильной федеральной власти и ее уверенности в правоте. Проведение судебного заседания за пределами Ингушетии, а также за пределами других национальных республик будет индикатором того, что действующая власть не уверена в себе, в своих силах и в своей правоте. Все это будет обоснованно вызывать сомнения у независимых наблюдателей, что власть контролирует территорию республики, что на эту территорию распространяется юрисдикция России, а законные права и свободы жителей Ингушетии, граждан России — признаны, соблюдены и защищены Президентом страны — гарантом Конституции РФ.

31.08.2020 СИЗО-1. г. Нальчик. che_barah

Барах Чемурзиев

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Muhmad
Muhmad
1 месяц назад

По моему настолько я знаю, судей назначает Путин, если судьи Ингушетии коррумпированы и не профессиональны , в чем дело, значит их надо заменить, на честных, профессиональных и добропорядочных судей , я полностью солидарен по этому вопросу с прокуратурой, наши судьи давно показали свою некомпетентность , за мелкие правонарушения, они могут влепить срок до максимума, а за воровство миллиардов только условный срок. Конечно людей призвавших власть остановить коррупцию и воровство бюджетных средств, арестовали и судят по надуманным статьям, обвиняя их в экстремизме и терроризме, а человека обвиняемого в не целевом использовании более 2 миллиардов рублей , дали условный срок и давно… Подробнее »