Внесение фигурантов «ингушского дела» в список экстремистов и террористов противоречит отдельным положениям Конституции РФ.

Четыре месяца назад Росфинмониторинг внес Мальсага Ужахова, Ахмета Барахоева, Мусу Мальсагова, Ахмета Погорова, Бараха Чемурзиева, Багаудина Хаутиева, Исмаила Нальгиева и Зарифу Саутиеву в перечень организаций и физ. лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

Данный список формируется на основании федерального закона №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма» (далее по тексту — ФЗ №115) и опубликован в «Российской газете» 08.06.20г. №122 (8176). Попадание в этот список автоматически приводит к тому, что лица, попавшие в этот список, ограничиваются в ряде своих законных прав и свобод, в том числе не имеют права открывать банковские счета, иметь дебетовые и кредитные карты, им недоступны иные банковские услуги. Кроме этого, банковским учреждениям запрещено оказывать им услуги под угрозой наказания, а юрид. и физ. лица, которые переводят им денежные средства или иным способом их финансируют, могут попасть под уголовную или административную ответственность. И вот здесь начинается самое интересное и занимательное.

Никто не отрицает права гос. органов в том числе спецслужб защищать конституционный строй, безопасность страны и населения. Это их прямая обязанность и они за свою деятельность получают соответствующее вознаграждение и признание общества.

«Их работа и опасна, и трудна, и подчас ПОРОЮ НЕ ВИДНА». И Конституция РФ в ст. 55 позволяет ограничивать права и свободы человека и гражданина фед. законом, однако только в той мере, в какой это необходимо в целях основ конституц. строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Поэтому задача надзорных и контролирующих органов состоит еще в том, чтобы «вместе с водой не выплескивать младенцев».

Правоохранительные органы, ограничивая права и интересы граждан, в том числе обвиняемых, обязаны следить за тем, чтобы избегать чрезмерности принимаемых мер. Принимаемые меры, в свою очередь, должны быть точечные, индивидуальные, эффективные и, самое главное положение фед. законов, не должны противоречить нормам Конституции РФ, другим фед. законам и международным правовым договорам, ратифицированным Федеральным Собранием РФ. Тем более, что в ч.1 ст.15 Конституции РФ прямо указано, что Конституция РФ имеет высшую юрид. cилу, прямое действие. А прочие законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ.

Беглый, поверхностный анализ положений ФЗ №115 показывает, что его отдельные нормы противоречат Конституции РФ, а правоохранительные органы, реализуя его требования, допускают необоснованное и неоправданное ограничение целого ряда конституционных прав граждан.

В частности, в соответствие с ч.2 ст.32 Конституции РФ, граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы гос. власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме. Такого права, в соответствии с ч.3 этой же статьи лишены только граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, вступившего в законную силу. Здесь-то и возникает первое существенное противоречие между положениями ФЗ №115 и Конституцией РФ.

Дело в том, что лицо, которое решило участвовать в выборах, например Президента страны или Главы Чеченской Республики, обязано иметь избирательный фонд, из которого финансируется его избирательная кампания, а для этого, соответственно, нужно открыть банковский счет в банковском учреждении. Это требование указано в целом ряде нормативных актов, регулирующих избирательный процесс в стране. Если лицо, решившее в выборах не представить в избирательную комиссию сведения об открытии банковского счета, то это лицо не будет зарегистрировано в качестве кандидата на должность Президента страны, или в качестве кандидата на должность главы Чеченской Республики. Соответственно, гражданин РФ, благодаря ФЗ №115, не будет допущен к участию в выборах и произвольно лишается своего права, гарантированного ему ст.32 Конституции РФ. Кто в этом будет виноват? Разве Избирком России? Нет. Росфинмониторинг. А он какое отношение имеет к организации выборов? Никакое.

Критически настроенный к моим утверждениям читатель возразит мне: эти лица считаются причастными к экстремистской деятельности, а значит представляют опасность для государства и общества и правоохранительные органы имеют право ограничивать их права. А вот здесь возникает еще одного более существенное противоречие между положением ФЗ №115 и Конституцией РФ. Кто принимает решение, что эти лица причастны к экстремизму? Разве суд? Нет. Росфинмониторинг на основании ФЗ №115 и своих внутренних ведомственных нормативных актов. Но ч.1 ст.49 Конституции РФ гласит: каждый обвиняемый в свершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена, вступившим в законную силу приговором суда. Кроме того, в ч.3 ст.56 Конституции РФ прямо указано, что не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные, в том числе, ст.49 Конституции РФ, никаким федеральным законом или иным нормативным актом. Получается юридическая коллизия: с одной стороны, со стороны Росфинмониторинга и «Российской газеты», ингушские причастны к экстремизму, т.е. виновны и в отношении их действуют санкции, с другой стороны, со стороны Конституции РФ — не виновны, а значит их права и интересы ограничены в произвольном порядке.

Какой эффективный инструмент для ведения недобросовестной политической борьбы. Достаточно возбудить уголовное дело по составу преступления и имеющего отношение к преступлению экстремистской направленности, и любой перспективный конкурент на выборах выпадает из предвыборной борьбы по вполне законным основаниям. И не подкопаешься: закон суров, но это закон.

Фед. закон «О противодействии экстремистской деятельности» №114-ФЗ дает расширенное толкование, что такое экстремистская деятельность (экстремизм). Например, это может быть воспрепятствование осуществлению гражданами своих избир. прав и права участия в референдуме; или воспрепятствование законной деятельности госорганов, органов местного самоуправления, избират. комиссий, общ. и религиоз. организаций; или публичное заведомо ложное обвинение лица, занимающего госуд. должность в совершении преступлений и тд. Получается, под экстремизм можно подвести любое лицо, которое участвует в общественно-политической деятельности.

Кроме этого, ч.1 ст.34 Конституции РФ дает право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. А заниматься предпринимательской деятельностью также невозможно без открытия банковского счета и совершения банковских операций по зачислению или перечислению денежных средств с одного счета на другой.

Ну и еще одно противоречие уже между ФЗ №115 и иными федер. законами и нормативными актами других государственных учреждений. Так сказать «вишенка на торте». В соответствие с фед. законом №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и приказом УФСИН России №189 от 14.10.05 «Правила внутр. распорядка след. изоляторов УИС», лица из числа спецконтингента имеют право открывать лицевые счета, а УФСИН России обязан им предоставить такую возможность. В свою очередь, любое юрид. или физ. лицо, используя филиалы госуд. корпорации «Почта России», из любой точки страны может перевести денежные средства на счет лица, обвиняемого, в том числе в экстремизме и терроризме. Соответственно, если рассмотреть эту ситуацию с точки зрения Росфинмониториинга, то УФСИН России и «Почта России» нарушают положения ФЗ №115 — закон запрещает открывать счета и переводить денежные средства лицам, причастным к экстремизму и терроризму.

Общественные деятели Ингушетии, уже 18 месяцев без суда томящиеся в заключении в Нальчикском централе, направили претензионные письма в адрес руководителя Росфинмониторинга России и главного редактора «Российской газеты» по вопросу незаконности включения их в список экстремистов и террористов. В ближайшее время, после получения ответа от оппонентов, исковое заявление, подготовленное обвиняемыми и их защитниками будет направлено в суды по месту нахождения офисов Росфинмониторинга и «Российской газеты».

Я уверен, что будущий судебный процесс в Москве между лидерами общест. организаций Ингушетии и Росфинмониторингом вызовет большой интерес со стороны юридич. сообщества и общественный резонанс, так как этот закон в той или иной мере застрагивает права и интересы широкого круга лиц, в том числе критически относящихся к действующему полит. режиму. Кроме этого, любое решение российского суда по этому иску будет иметь юридические последствия для неопределенного круга лиц, и могут появиться основания для корректирования ряда законов об экстремистской деятельности.

В последнее время Президент страны и политическое руководство страны очень много говорили гражданам страны о важности Основного закона и незыблемости положений Конституции, гарантирующих права и свободы граждан. Посмотрим, как эти красноречивые утверждения будут соответствовать практическим действиям. Ибо, как сказано, «и по делам узнаете вы их».

21.09.20г. СИЗО-1 г. Нальчик

che_barah

Барах Чемурзиев

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии