Северному Кавказу решили дать еще больше денег. На расширенную госпрограмму развития СКФО в 2021-2030 гг. выделят 196 млрд рублей. Все прошлые планы развития округа не сработали.

По итогам 2019 года, четыре из семи республик СКФО были в десятке худших регионов страны по финансовой обеспеченности жителей – в них превалировала доля населения, находящегося за чертой бедности. Например, в Ингушетии 30,5 процента населения оказались бедными, 4,8 процента – крайне бедными.

В марте 2020 года, непосредственно перед началом локдауна, уровень безработицы превышал десять процентов только в восьми регионах страны, шесть из которых находятся именно на Северном Кавказе — это Ингушетия (26,3 процента), Северная Осетия (13,6 процента), Чечня (13,5 процента), Дагестан (13,5 процента), Карачаево-Черкесия (11,4 процента) и Кабардино-Балкария (11,2 процента).

Средняя номинальная заработная плата в СКФО в 1,6 раза ниже, чем в стране в целом; объем валового регионального продукта на душу населения ниже в 2,9 раза. В округе зафиксирована и наибольшая задолженность по займам.

Еще в 2010 году появились сразу два крупных и амбициозных госпроекта — АО «Корпорация развития Северного Кавказа» (КРСК), чьей задачей стало привлечение инвестиций в регион, и ОАО (позднее АО) «Курорты Северного Кавказа» (КСК), которое, как и следует из названия, должно было развивать туризм в особых экономических зонах региона.

С 2008 по 2013 годы действовала федеральная целевая программа «Юг России» (до 2010 года будущий СКФО был частью Южного округа). А в конце 2012 года, спустя полгода после возвращения Путина на пост президента, была утверждена отдельная госпрограмма развития СКФО на период до 2025 года. Ее подпрограммы были посвящены устойчивому развитию каждого субъекта округа, развитию инвестиционной привлекательности СКФО и туристического кластера.

Спустя два года в правительстве создали специальное Министерство по делам Северного Кавказа и поставили перед ним задачу разрабатывать новые проекты госпрограмм по развитию региона и координировать существующие. С 2017 года это ведомство стало управлять КСК и КРСК. Но в январе 2020 года, после отставки правительства и в процессе формирования нового правительства во главе с Михаилом Мишустиным, президент упразднил это министерство. Его функции передали Минэкономразвития.

Деятельность КСК и КРСК почти все время была убыточной, и даже редкая прибыль в какой-то год компенсировалась куда большими потерями в другой (в 2015 году у КСК было 479,2 миллиона рублей прибыли, в 2016-м — 1,6 миллиарда убытка), отмечается на сайте «Новые ведомости».

За десять лет работы институты развития региона так и не смогли скоординироваться и принести видимый эффект. Но говорить, что округ топчется на месте, не совсем корректно. Скорее идет движение в противоположном направлении. Ведь проблемы в развитии сопровождаются стремительным ростом задолженностей, которые уже много лет являются головной болью на федеральном уровне.

В апреле правительство продлило госпрограмму развития Северного Кавказа на пять лет, теперь она должна завершиться не в 2025 году, а в 2030-м, вместе с нацпроектами. Идею еще осенью предложило Минэкономразвития. Соответственно увеличивается и финансирование.

В 2021-2030 годах региону дадут 196 миллиардов рублей, причем возрастут и расходы. В 2021 году вместо 13,5 миллиарда Северный Кавказ получит 17,4 миллиарда, в 2022-м финансирование увеличено с 12 до 13,8 миллиарда. В общей сложности до 2031 года предполагается привлечь 155 миллиардов рублей инвестиций.

Красивые перспективы не могут скрыть того факта, что принципиально новых идей по развитию региона нет. По сути речь идет об увеличении финансирования, укрупнении структур, введении ответственности за инвестиции и поддержке буксующих в последние годы проектов. С теми же целями в 2014 году создавали Минкавказа, а позднее передавали ему корпорации развития.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии