Мурад Даскиев:Мы делаем, что должны.

0
32
мурад_даскиев

Совет Тейпов – одна из самых влиятельных организаций в республике, а Мурад Даскиев – ее первый руководитель. В 2018 году Малсаг Ужахов возглавил Совет Тейпов,  но после его ареста, Мураду вновь пришлось, засучив рукава, решать задачи, стоящие перед этой организацией. 

За свою жизнь Мурад прошел трудовой путь от мастера участка на заводе “Электроинструмент до начальника отдела администрации главы по работе с обращениями граждан. Фортанга пообщалась с Мурадом о работе Совета тейпов и его роли в жизни республики. 

Здравствуйте, Мурад. В ноябре прошел съезд тейпов. Скажите пожалуйста, какие были предпосылки для его проведения?

Прошел митинг 26 марта, арестовали людей, не исполняется закон о реабилитации репрессированных народов. 
На этом фоне администрация главы и правительство не делают никаких шагов. Экономики, как таковой нет.
Люди сидят без доказательств по политическим мотивам. Если бы доказательства были, то власть предъявила бы их за три дня.  А люди под арестом почти год, дела в суд не передают, следственных действий никаких не проводят. Их возят из изолятора одного региона в изолятор другого региона: больных , по сути, стариков для каких то экспертиз. Это натуральное издевательство над людьми. Беззаконие и беспредел.

На этом фоне хотелось, чтобы съезд сказал свое слово.

Наши земли и во веки веков позиция ингушского народа по этому вопросу не изменится, как и сказано в резолюции съезда тейпов. Какие бы соглашения не подписывались ингушские земли остануться ингушскими. Чеченцы на расстоянии ближе 80 километров к этим землям не жили. Чеченский народ это знает в отличии от своего руководства. 

Это руководство Чечни при поддержке представителя Кремля Матовникова натворило все эти дела. Довели людей до критического состояния, хотели поссорить  народы, создать здесь очаг напряжённости. Но слава Богу народ мудрее. 

Нам простые чеченцы говорят, что им эти земли не нужны. Предлагают приехать и поселиться там, построить дома и жить на своей земле. Чеченцы там никогда не жили, это исконные ингушские земли, там наши тейповые башни и могильники и кладбища.

Ну, это ладно, земля никуда не убежит. Тем более, всегда было, у кого есть честь на чужой земле никогда не жил и там жить не будет.  Пройдет 100- 200 лет все равно хозяин будет владеть своей землей и чужому там места не будет.

Мурад, если там никто не живет, то почему они так важны для ингушского народа?

Но это же наши исторические земли: могильники, башни – история ингушского народа. Учитывая наше малоземелье –  эта земля носит сакральный характер для ингушей. Я уже не говорю, что Евкуров начал сгонять ингушей с горных земель, к которым даже нет никаких претензий, рушили дома в горах. Думаю ,это делалось,  чтобы показать что ингуши не живут ни на спорных территориях, ни в других горных районах. Это была такая подготовительная политика Евкурова к подписанию соглашения. 

А какие наиболее важные вопросы обсуждались на съезде? 

Обсуждалось обращение народа по территориальному вопросу. Проблема политзаключенных, которая сейчас стоит наиболее остро, бесконечное продление сроков.

Были какие то сложности при подготовке к съезду?

Да, конечно. Ни один глава района, села не представлял нам помещения для проведения съезда. Мы некоторые проигнорировали, а другие ответили отказом. Пришлось проводить съезд на частной ферме: поставили палатки, стулья и провели там съезд.

В сетях была информация, что вас вызывали в центр “Э”. Это правда?

Да, вызывали. Держали 3 часа в ЦПЭ, приехал домой там уже ждали полицейские с ГОВД. На утро, в день съезда, приехали другие полицейские сказали, что вызывает министр МВД. Я отвечаю: “Зачем мне туда ехать, если я вчера уже дал подписку, как в ЦПЭ,  так и ГОВД”. Потом попросили номер моего телефона и сказали, что просят перезвонить им после того как я освобожусь, на что я согласился. Но когда я освободился и перезвонил трубку так и не взяли.

Как вы оцениваете результаты съезда. Вы довольны?

Доволен конечно, при таком давлении власти и правоохранительных органов,  и ничтожных финансовых возможностях, собрали деньги на все необходимое: поставили палатки, стулья и провели съезд. Люди с удовольствием и воодушевлением помогали. Да и старики у нас не слабые (смеется).

Каких результатов вы ждете от съезда, как вы думаете он возымеет действие на руководство республики? 

Нет,  ни на кого мы не рассчитываем. Мы сделали заявление от лица старейшин и ингушского народа, больше рассчитывая на будущие поколения, чтобы они знали ситуацию и действовали с учетом этой установки или позиции. Мы делаем что должны делать. И пусть это будет примером для следующего поколения. 

Ощущается ли отсутствие Малсага Ужахова в совете тейпов?

Понимаете, здесь не стоит вопрос в конкретных личностях: дело не в Малсаге, не во мне, не в Ахмеде Барахоеве. Когда меня в ЦПЭ вызвали, я сказал: “И меня, и организаторов съезда, и весь совет тейпов вы посадите сегодня, все равно на смену нам встанут другие. Это народный, национальный вопрос и людей,  которые встанут на наше место и заменят нас предостаточно. Всем нам всегда есть и будет замена. Это вопрос будущего.
Конечно, Малсаг очень энергичный, деятельный и увлеченный человек. Это был генератор многих идей. И его в этом смысле не хватает. Он, конечно, нужен и находился на своем месте, но наш вопрос не остановится из-за конкретных лиц. У нас еще достаточно умных и мудрых людей, готовых работать и жертвовать собой ради народа и национальных интересов.

Малсаг всегда был председателем?

При создании Совета тейпов, я был избран председателем и пробыл в должности три года. В 2018 году был избран Малсаг, спустя время начались эти движения с передачей земли и Малсага арестовали. Пришлось мне снова встать у руля. 

Совет тейпов огромная организация, как вы принимаете решения?

У нас все решает голосование и мнение большинства. Например, я был против митинга, как средства достижения цели и в то время, когда ставился вопрос о его целесообразности, и против сейчас, но большинство участников Совета тейпов высказались “за”. Поэтому, я стоял в первых рядах. У нас демократия в Совете. 

Мурад, вы прошли трудовой путь от от мастера завода “Электроинструмент”, до начальника отдела администрации Евкурова по работе с обращениями граждан. Как вы попали на эту должность?

Когда я работал на заводе “Электроинструмент”, моим куратором был Владимир Борщев, который впоследствии возглавил администрацию Евкурова. Он пригласил меня на этот участок. По сути, один из самых сложных, с людьми работать нелегко. Но я недолго с Евкуровым проработал. У него хорошие специалисты долго не задерживались: Евкуров не умел и не хотел выслушивать сотрудников, он выдавал монолог и никаких мнений других быть не могло.

Вы человек уже не очень молодой, не сложно ли сохранять высокую активность?

Тяжело, да. Ну, а что делать? Я сам себе задаю вопрос: что мы передадим потомкам? Кусок обгрызанной земли и кучу проблем? Помните притчу про муравья, как он поступил когда сжигали Пророка Ибрахима? Он зачерпнул воду ртом и нес ее выплеснуть на костер, чтобы потушить его. Его спросили: «Разве ты надеешься своей водой загасить это пламя?». Муравей ответил: «Нет, я не надеюсь, что смогу затушить огонь, но я надеюсь, что когда Аллах спросит меня: «Что ты сделал, когда сжигали Пророка?!» –  это будет моим оправданием, перед Ним. 

Поэтому мы делаем все, что можем и должны делать, и пусть это будем нашим оправданием. 

Мурад, какие у вас планы на будущее?

А разве у нас есть выбор? Работать ради будущего. 

Беседовала Изабелла Евлоева.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о