В мероприятиях, прошедших в Назрани 23 февраля, внимание было акцентировано на трагических событиях в истории ингушей. Однако власти не очень постарались с организацией и не дали людям высказаться, сообщили «Фортанге» участники митинга.

23 февраля — в день траурных мероприятий по случаю сталинской депортации 1944 года — во многих магазинах Ингушетии бесплатно раздавали хлеб, а Национальный фонд развития Ингушетии и общины мечетей организовали раздачу продуктов малоимущим семьям. Кроме того, в республике прошли два митинга: один был посвящен памяти жертв депортации, а другой —  празднованию Дня защитника отечества.

Траурный митинг прошел в Назрани на территории Мемориала памяти и славы с участием главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматова. По словам присутствующих, акция прошла формально и без должной организации. В частности была дождливая погода, и все стулья, расставленные для участников митинга, оказались мокрыми — над ними не было ни палатки, ни зонтов, рассказал адвокат Магомед Беков.

Он отметил, на митинге не дали слова желающим, основное выступление было только со стороны главы Ингушетии и его советника. «Никому из собравшихся выступить не предложили. Я думаю, они [власти] боятся, что будут озвучиваться политические требования, поэтому они не дают людям высказаться по этому поводу, а также боятся критики общественности в свой адрес», – считает Беков.

Кандидат исторических наук и общественный деятель Анжела Матиева, которая также присутствовала на митинге, считает, что, несмотря на осмысление трагедии прошлого века, есть опасения ее повторения в будущем.

По мнению Матиевой, руководство республики провело мероприятие из-за общественной напряженности, но при этом не дало сказать общественным лидерам. «Наверное боялись, чтобы кто-то что-то не сказал… Именно поэтому и представителю Совета тейпов, и другим общественникам не дали слово. Какое-то дежурное мероприятие получилось, к сожалению», – посетовала Матиева.

Лидер историко-географического общества «Дзурдзуки» Якуб Гогиев считает, что отличие нынешнего митинга от прежних — разграничение траурного и праздничного мероприятий. «Военной риторики про 23 февраля, что было при Евкурове, когда это все смешивалось в одну кучу и вывешивались плакаты «день депортации» и «23 февраля – день защитника отечества», уже не было. В этот раз говорили сугубо о депортации, никаких воинственных речей», — отметил он.

По словам Гогиева, мероприятие прошло «тихо, по-быстрому», «проговорили стандартные речи и разбежались».

Кроме митинга, который продлился около 30 минут, в музее жертв политических репрессий прошла презентация сборника «Я – очевидец», написанного со слов переживших депортацию. Заместителем директора музея была Зарифа Саутиева, ныне проходящая по уголовному делу об экстремистском сообществе после протестов в Магасе 2018-2019 гг. О ней, по словам Гогиева, тоже вспоминали на мероприятии, но предпочитали обходить эту тему.

«Все знают, что девушку держат в изоляторе без какой-либо доказательной базы, и сегодня мы говорили о репрессиях в музее, построенном именно по этой дате и репрессиям. Все об этом знают, все об этом думают, у всех это в голове, но все чиновники вскользь уходили от этой темы» – заявил Гогиев.

Праздничное мероприятие по случаю Дня защитника отечества 23 февраля прошло в Малгобеке, где также выступил глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов, прибывший туда после траурного митинга в Назрани. В своей речи глава Ингушетии сделал краткий экскурс в историю России, «где с царских времен верой и правдой ингуши доблестно служили отечеству».

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии